< №5 (143) Май 2016 >
Логотип

ДРУГОЙ БАХ

В Нижнем Новгороде и Дзержинске прошел международный фестиваль «Другая музыка. Бах», приуроченный ко дню рождения композитора

«Что есть Бах для меня сегодня?», «Каким я хочу представить его своим слушателям?» – на эти вопросы ищут ответы участники многочисленных баховских фестивалей во всем мире, поражая разнообразием идей. Даже в России нет двух похожих Бах-фестов: BWV проходит по принципу жанровых монографий, «Вселенная И.С. Баха» ориентируется на духовное и вечное, а фестиваль «Другая музыка. Бах» продемонстрировал иной подход, представив Баха... другим.

Типично постмодернистское понятие «другой» как «не-Я», с помощью которого Я осознает самое себя, с легкой руки философов XX века прочно вошло в культурную жизнь и стало своеобразным знаком «актуального искусства» (недаром оно так часто фигурирует в названиях различных проектов – «Другое пространство», «Другой театр …» и т.д.). Организаторы нижегородского фестиваля решили с его помощью убить двух зайцев: привлечь людей, далеких от академической музыки, показав, что она может быть «другой» («интересной и увлекательной, доступной всем и каждому»), и удивить музыкантов-профессионалов другим Бахом – не таким, каким мы привыкли его слышать.

И фестиваль удивил – и форматом, и содержанием, собрав едва ли не все «фишки» современного интертеймента. Были задействованы различные площадки: музыка Баха звучала не только в концертных залах, театрах, школах и вузах, но и в ночном клубе, на станциях метро и в городском трамвае. Фестиваль попал в мейнстрим: игра с контекстом стала настоящим трендом последних лет, а Бах – одним из главных фигурантов этих экспериментов (недавно виолончелист Борислав Струлёв был занесен в Книгу рекордов Гиннесса за концерт из сочинений Баха на глубине 350 метров в шахте г. Губкина).

Что касается самой музыки, то были не только представлены и смешаны различные стили и жанры, но и придуманы совершенно новые: кукольная (!) опера «Кофейная кантата», показ немого кино «Усталая смерть» (1921, реж. Фриц Ланг) под органную импровизацию Вячеслава Золотовского, дискотека под Баха BACH-HOP от Stout Quartet и DJ Fantastic Fresh.

Главным мотивом фестиваля стал «Диалог с Бахом» (такое название носил один из концертов), диалог, который ведут композиторы, исполнители, в целом академическое и массовое искусство, окружающая среда, современность. Диалог самый разный: почтительный и игривый, творческий и расчетливый. Подтверждением тому стали аншлаговые концерты The Quintessence Saxophone Quintet «Бах и не только…» (Германия), Il Duo Brillante (Мария Власова – аккордеон, Константин Волостнов – орган, струнный квартет CANTANDO, Леонид Лановенко – контрабас), джазовая опера «Бах… Кофе… Джаз…» (Михаил Леончик, ProJazz.Group и др.).

Открытием фестиваля стало второе в России исполнение монументального полуторачасового цикла «Искусство фуги» в переложении Р. Баршая ансамблем «Солисты Нижнего Новгорода» (худ. рук. – В. Плаксин) совместно с приглашенными музыкантами и главным дирижером НГТОиБ РСО – Алания Евгением Кирилловым.

«Искусство фуги» – лебединая песня Баха – остается одним из самых загадочных произведений: композитор скончался во время его сочинения, не оставив даже намека на инструментальный состав. Сложно поверить, но эта великая музыка создавалась как трактат, демонстрирующий неисчерпаемые возможности полифонической техники. Завершение и инструментовка «Искусства фуги» стали делом всей жизни Рудольфа Баршая. Он работал над циклом около полувека и окончил свой труд в 2010 году, за месяц до собственной смерти. Баршай использовал инструментарий баховского оркестра, тембры которого вместе с бережливо-аутентичной манерой исполнения буквально переместили слушателей во времени на три века назад.

Другую трактовку «Искусства фуги» и свое оригинальное видение преемственных связей творчества Баха и современных композиторов представил Московский ансамбль современной музыки в концертной программе «Время Баха». Она была построена в форме рондо, где рефреном выступали номера из «Искусства фуги», а эпизодами – современные сочинения, имеющие больше перекличек с музыкой Баха, чем между собой.

В L'âme ailée/ L'âme ouverte (1973) для скрипки соло итальянского композитора-затворника Джачинто Шелси, напоминающем камерный вариант Lontano Д. Лигети, воплощается платоновская идея постепенно рождающейся из одного звука прамузыки. В сочинении Сальваторе Шаррино Omaggio a Burri (1995) для флейты, бас-кларнета и скрипки памяти итальянского художника Альберто Бурри воплощается тема времени: клапанами духовых инструментов достигается изображение необратимого хода часов. В глубокий транс повергло сочинение «Два круга» (Two circles, 2012) канадского композитора Альвина Люсье для флейты, бас-кларнета, скрипки, виолончели, фортепиано и генераторов звука, выдающих «чистую» синусоиду, лишенную обертонов. Разница в качестве звуковых колебаний, особым образом сконструированная фактура произведения (расходящиеся от центра и сходящиеся обратно линии) и мастерство исполнителей вызвали зримые образы двух окружностей. После концерта многие признавались, что «видели» их и даже ощущали в пространстве.

Новикова Татьяна
31.05.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: