< №1 (84) Январь 2011 >
Логотип
ГОРЯЧАЯ ТЕМА

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: В ЗАКОНЕ ИЛИ ВНЕ ЗАКОНА?

9 декабря в Государственной Думе РФ состоялся круглый стол, инициированный Комитетом ГД по культуре и Министерством культуры РФ. Темой обсуждения стало совершенствование законодательного регулирования в сфере культуры и искусства. Среди участников круглого стола была ректор Российской академии музыки им. Гнесиных Г.В. Маяровская, выступившая с сообщением о законодательных проблемах в сфере послевузовского образования. Об этом и других важных аспектах встречи Галина Васильевна рассказала нашей газете, напомнив, что в настоящий момент Комитет по культуре рассматривает три законопроекта, посвященных художественному образованию.

Закон «Об образовании», принятый в 1992 году и действующий ныне, многих из нас не устраивает. В частности потому, что в соответствии с ним наши детские школы искусств заняли нишу дополнительного образования и перестали связываться с профессией. Также и потому еще, что из действующего законодательства выпала творческая аспирантура для наших творческих учебных заведений, так называемая ассистентура-стажировка. Есть и другие причины. Вместе с тем, готовящийся новый закон, с содержанием которого с 1 декабря можно познакомиться на сайте Президента РФ, также имеет некоторые, с нашей точки зрения, недоработки, хотя есть в нем и ряд положительных изменений. Но ждать его придется едва ли не шесть лет, так как принят он будет, самое раннее, в 2013-м, а то и в 2016 году. До этого времени нам еще, как говорится, жить и жить. И потому мы настойчиво предлагаем, прежде всего, внести ряд важных поправок именно в действующее сегодня законодательство.

На протяжении многих лет из тех 18-ти, что прошли со времени принятия первого закона «Об образовании», Министерство культуры постоянно обращалось с этими предложениями и в Министерство образования, и в правительство, и в Думу. В частности, необходимо внести изменения в те положения закона, которые касаются музыкальных школ: закрепить как дополнительные профессиональные образовательные программы в области искусства в качестве самостоятельных образовательных программ, которые реализуются в Российской Федерации вместе с общеобразовательными профессиональными. Это проект закона, который носит номер 405289-5. Называется он «О внесении изменений в закон Российской Федерации «Об образовании» и Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Федерации». Это первое предложение и первый проект, подготовленный уже давно.

Также подготовлен второй проект, под номером 272334-5, «О внесении изменений в закон Российской Федерации «Об образовании» (в части среднего профессионального образования в области искусства) в целях закрепления особого вида образовательных программ в области искусства, их правового статуса детских учреждений. Речь идет о подготовке детей и молодежи с выдающимися способностями. Статья такая есть в действующем законодательстве, статья № 10, которая предполагает учреждения для наиболее талантливых детей. Таковыми у нас являются школы-десятилетки (колледжи) при консерваториях, хореографические училища – и тех, и других мало, всего по восемь на всю страну, плюс два хоровых училища. Так называемые «нетиповые» учреждения, они с 1992-го года находятся вне правового статуса. У них особый вид образовательных программ - они интегрированные, то есть реализуют как программы общей школы, так и программы по профессии, начиная уже с шести лет.

Последний, третий проект под номером 231678-5 «О внесении изменений в закон Российской Федерации «Об образовании» и Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» касается введения ассистентуры-стажировки как формы послевузовской подготовки кадров по творческо-исполнительским специальностям в нашей области, в сфере культуры и искусства. Обсуждение этих трех проектов как изменений в действующем законодательстве и составило основное содержание круглого стола.

Почему мы настаивали на такой повестке встречи – потому что законы эти отклоняются уже в течение двух лет и по одной простой причине: в Министерстве образования готовится новое законодательство. Новый интегрированный «Закон об образовании в РФ», обсуждение которого уже идет – как я сказала, текст закона можно найти на сайте Президента РФ, - имеет много новых позиций, и позиции эти меняются. Наше профессиональное сообщество, в том числе Министерство культуры РФ и Комитет Госдумы по культуре, - все мы ощущаем беспокойство от того, что закон новый разрабатывается на основе действующего законодательства. А если в действующем законодательстве интересующие нас позиции никак не отражены, то они могут не попасть и в новое законодательство.

Интегрированный закон объединяет законы «Об образовании» и «О высшем и послевузовском образовании» - сегодня они действуют оба
Интегрированный закон объединяет законы «Об образовании» и «О высшем и послевузовском образовании» - сегодня они действуют оба. И важно до этого окончательного объединения и принятия внести изменения в два отдельно существующих закона, чтобы следующий как бы отталкивался от уже существующих изменений. К сожалению, все это очень сложно продвигается. Даже на круглом столе разговор постоянно соскальзывал с действующего законодательства на обсуждение нового, поскольку интегрированный закон предлагается уже во второй редакции. Круглый стол все же вынес решение поддержать все три проекта, направленных на урегулирование правового статуса и деятельности ДШИ, интегрированных нетиповых учебных заведений и ассистентуры-стажировки, которую необходимо законодательно закрепить.

Теперь отдельно об ассистентуре-стажировке. Самое главное в названном выше проекте федерального закона, который говорит об ассистентуре-стажировке, это то, чтобы не только признать ее, но и приравнять именно к послевузовскому профессиональному образованию, то есть к научной аспирантуре. Но это-то до сих пор и не поддерживается Министерством образования РФ и не проходит ни в старом, ни в новом законе. Ассистентура-стажировка «выпала» потому, что в старом законодательстве 18-летней давности четко указано: послевузовское образование реализуется только в научной аспирантуре и заканчивается защитой кандидатской диссертации. Были попытки Минобразования пойти нам навстречу: в 1999 году издавался Приказ «О подготовке кадров по творческо-исполнительским специальностям», и иногда продолжали называть эту подготовку ассистентурой-стажировкой. Но в начале двухтысячных годов уже было заявлено, что такого вида послевузовского образования нет и мы не имеем право вести по нему подготовку. Академия музыки имени Гнесиных получает сегодня плановые цифры приема в научную аспирантуру. И что мы делаем - мы принимаем всех как бы в научную аспирантуру и, конечно, лукавим, о чем я и говорила на круглом столе. Мы все равно даем профессору 50 % научных часов для подготовки написания реферата и 50 % часов аспирантских отдаем профессору творческому, который продолжает готовить исполнителей в профессиональном плане. Этот контингент аспирантов у нас не защищается.

Мы, можно сказать, действуем в нарушение закона, и по России везде так. В научную аспирантуру поступают музыковеды, их не очень много. При этом огромное число студентов исполнительских специальностей к пятому курсу уже являются лауреатами не одного международного конкурса, и среди них есть ребята, которые уже имеют приглашения сыграть сольные концерты во многих странах мира. Как им не дать творческую дорогу вперед, в будущее? Им не нужна диссертация - в аспирантуре им нужно получить лишь еще больше профессионального мастерства. Но получается так, что они будто бы и не были аспирантами, так как свидетельствовать о ее окончании может только защищенная кандидатская диссертация.

нам надо добиться того, чтобы ассистентура-стажировка была полноценным направлением послевузовского профессионального образования
В чем здесь еще наша проблема – в том, что аккредитационные показатели, которые устанавливает Рособрнадзор для определения вида учебного заведения, мы не выдерживаем. По виду учебного заведения мы академия, а Московская консерватория, например, по виду – университет. Но по необходимому показателю, а это число защитившихся кандидатов в первый год по окончании аспирантуры, мы не дотягиваем ни до статуса университета, ни до статуса академии. И тем более нам надо добиться того, чтобы ассистентура-стажировка была полноценным направлением послевузовского профессионального образования, причем на выпуске из нее должны быть совершенно другие критерии профессиональных требований.

Непонимание наших проблем в Минобразовании очень большое. Структура нашего образования так выстроена, убеждают представители министерства, что каждый уровень образования должен завершаться определенным накоплением знаний и определенным дипломом. После школы – аттестат, после училища – диплом о среднем профессиональном образовании, после вуза – диплом об окончании высшего профессионального образования. Вот выпускник консерватории получает квалификацию преподавателя или артиста оркестра или ансамбля, или солиста, или концертмейстера, или руководителя творческого коллектива - у нас много квалификаций.

Министерство образования можно понять, когда оно задает вопрос: а какую новую квалификацию получает ваш ученик исполнительского факультета, отучившись еще два года в аспирантуре? И им сложно объяснить, что это - усовершенствованное мастерство
И, в общем, Министерство образования можно понять, когда оно задает вопрос: а какую новую квалификацию получает ваш ученик исполнительского факультета, отучившись еще два года в аспирантуре? И им сложно объяснить, что это - усовершенствованное мастерство. Что подготовить художника, музыканта - это совсем не то, что подготовить физика или математика. Что здесь другой подход к обучению, самый его стиль - другой. У нас есть индивидуальные занятия, а система «образования вообще» – это только поточная лекция. Минобразованию так же точно трудно понять и специфику нетиповых школ. Раз по закону каждое образование получается на базе уже имеющегося образования, то, получив после девятого класса аттестат, «вот и ступайте» получать профессию. После четвертого – нет, а в шесть лет - тем более, потому что какой же уровень образования у шестилетнего ребенка, с какого уровня он начинает получать «дальнейшее образование», к тому же профессиональное? И как объяснить, что после девятого класса поздно начинать заниматься балетом? Тем более, что тут нам дают такие «советы»: а пусть до этого времени человек ходит в какой-нибудь кружок или студию – ведь есть досуговые учреждения!.. То же – о школах-десятилетках при консерваториях. Сколько их у нас? В Москве, Петербурге, Казани, Новосибирске, есть при Уральской консерватории, Уфимском институте и Воронежской академии - вот и все. Но они собирают талантливых детей всей страны, и за их развитием с шести лет наблюдает профессор, понимающий, как именно развивать талант каждого конкретного ребенка. Это не то, что художественно-эстетическое воспитание в досуговом учреждении, это разные вещи. Тем не менее, на круглом столе представители Минобразования говорят о начале профессионального образования с шестилетнего возраста так: здесь нарушается «Закон о правах ребенка», дети перегружены и т.д. Хотя мы прекрасно знаем, что такие дети никогда не жалуются - наоборот, вырастая, только спасибо родителям говорят за то, что учились в специализированной школе. И была, кстати, в дискуссии такая протестная реплика с «нашей стороны»: «Не забывайте, что у ребенка есть законные представители – родители, которые имеют право определять с детских лет их будущую дорогу». Если ему не понравится выбранный родителями путь, он уйдет с этого пути. Но если кто-то не доглядел талант? Или если определили талант, а родителям запрещают отдавать ребенка с нетиповую школу? Мне кажется, вот это как раз и будет нарушением прав ребенка и нарушением прав родителей как его законных представителей.

Кстати, вот этот поворот обсуждения темы круглого стола возник, когда речь зашла об изменениях существующего законодательства в новом интегрированном законе «Об образовании». В частности, изменениях в статье 131. В законодательном проекте она называется «Особенности реализации образовательных программ в области искусства». Само по себе ее появление - это уже хорошо, хотя там очень много сокращено важного для нас. Там сказано, что в сфере искусства реализуются образовательные программы - основные образовательные программы среднего профессионального образования, интегрированные с основными образовательными программами основного и среднего общего образования, обеспечивающие возможность ранней профессионализации особо одаренных детей. Так они и будут называться – интегрированные образовательные программы. Речь идет о наших нетиповых школах-десятилетках и хореографических учебных заведениях. Указано, что в профессиональные образовательные организации по интегрированным программам могут приниматься граждане на базе начального общего образования, то есть после 4-го класса – таким образом, «хореография защищена». Но вот школы-десятилетки, где начинают заниматься с шести лет, так и не защищены законом. Никак не хотят соответствующий пункт вставлять - всё говорят, что нарушается «Закон о правах ребенка».

Могу сказать, что в новом законодательстве, которое сегодня готовится, есть какие-то подвижки. Они в том, например, что уже в одной из начальных глав присутствует ассистентура-стажировка. Правда, она называется «Специализированные последипломные программы».

Но что волнует в этом законе, так это то, что в нем не присутствует такой вид высшего учебного заведения, как академия. Его сознательно не вставили. В статье «Образовательные организации, которые реализуют основные образовательные программы высшего образования» говорится, что у нас будет только три вида учебных заведений. Это колледж, который является организацией уже высшего профессионального образования, но там могут реализовываться программы только прикладного бакалавриата. Значит, все наши колледжи - музыкальные, художественные, другие - вернутся к прошлому и станут по виду техникумами или училищами. Второй вид – это институт. Это высшее учебное заведение, которое реализует программы бакалавриата, прикладного и академического, и подготовки специалистов. Обращаю особое внимание: в статье не указано, что институты имеют право реализовывать магистерские программы, вести подготовку аспирантских программ, то есть возможности института урезаются. Наконец, третий вид высшего учебного заведения – университет. Вот университету даются все возможности, ведение образования на всех уровнях высшего профессионального образования: бакалавр, магистр, специалист, подготовка научных кадров в аспирантуре, выполнение фундаментальных и прикладных исследований.

Далее. В Законе указано, что критерии высшего учебного заведения, его показатели утверждаются и разрабатываются федеральным органом, который отвечает за политику в области образования, то есть Министерством образования. До сегодняшнего дня одним из основных показателей было количество укрупненных групп специальностей, по которым работает университет. Понятно, что университет – это глобальная образовательная организация, и университетская норма - семь укрупненных групп специальностей – это очень много. Мы, например, ведем только по одной укрупненной группе специальностей (и по нескольким специальностям), это культура и искусство. А укрупненных – семь. Есть гуманитарные программы, есть педагогика, есть физика, экономика. Но зачем профессиональным учебным заведениям «навешивать» на себя то, что им не надо? Если этот показатель останется, то ни одно из наших учебных заведений по виду «университет» не пройдет. У нас останется только участь института. А здесь мы не будем иметь права реализовывать магистратуры, лишимся права вести подготовку научных педагогических кадров. Это значит, что все консерватории, начиная с Московской, все музыкальные академии окажутся на низкой ступеньке. А если учесть политику Министерства образования, что университетов должно быть мало, что они должны быть укрупненные, то и вовсе беда.

Беспокоясь об этом, мы предлагаем особую категорию - «профильный университет». В новом законодательстве статья 114 говорит, что в Российской Федерации могут устанавливаться категории в отношении университета. И прописаны две категории – это «федеральный университет» и «национальный исследовательский университет». Федеральный университет создается по решению президента, а исследовательский – по решению правительства сроком на десять лет. Мы предлагали сделать еще третью категорию – «профильный» и указать ее или в этой же 114-й, или в статье 131 («Об особенности реализации образовательных программ в области искусства»). Пока наше предложение не проходит. Однако время, для того, чтобы попытаться что-либо изменить, я надеюсь, еще есть.

Маяровская Г. В.
12.01.2011


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: