< №8 (101) Август 2012 >
Логотип
ПОРТРЕТ МУЗЫКАНТА

В НАЧАЛЕ ПУТИ

19-летний победитель V Международного конкурса пианистов им. А.Н. Скрябина, студент второго курса Московской консерватории Арсений Тарасевич-Николаев - личность неординарная.

Его нельзя назвать абсолютным фанатом своего дела: при всей увлеченности музыкой это гармонично развитый человек с разносторонними интересами. Тем не менее, наша беседа с Арсением состоялась в то время, когда он занимался своим прямым делом - выступал на фестивале в итальянском городе Перудже.

- Арсений, в переводе с греческого ваше имя означает «мужественный». Принято считать, что люди с этим именем творчески одарены, тонко чувствуют, обладают развитым воображением и легко погружаются в мир собственных фантазий. Насколько вам подходят подобные характеристики?

- Мне сложно судить о себе, это лучше видно со стороны. Но я не сказал бы, что мне свойственна излишняя чувствительность, скорее твердость и решительность, а в какой-то мере и жесткость.

- Какую музыку вы предпочитаете, кто из композиторов вам наиболее близок?

- Прежде всего, композиторы-романтики - и русские, и зарубежные. Конечно, это Скрябин, Рахманинов. В этом году настоящим открытием для меня стал Исаак Альбенис. Не менее близки импрессионисты - Равель и Дебюсси. И все же Скрябина я играл в разы больше. Там и открытые эмоции, и скрытое томление, и в целом - огромная шкала выразительных средств. Этот автор очень специфичен, и я, как говорится, «въезжал» в его музыку около года. В моей жизни так вышло, что я не играл музыку, которая мне бы не нравилась, и в этом мне сильно повезло.

- В прессе я прочла, что ваш конек - это Бетховен.

- Хорошо бы это было так, но кроме Третьего концерта и нескольких сонат я у Бетховена почти ничего не играл, а очень хотелось бы заняться этим автором по-серьезному. Композитор неоднозначный, его можно постигать до бесконечности.

- Насколько я знаю, ваша концертная деятельность началась уже в пятилетнем возрасте: тогда, в 1998 году, на открытии II Межгосударственного конкурса юных пианистов им. Т.П. Николаевой вам аплодировала брянская публика. Впрочем, для внука знаменитой пианистки Татьяны Николаевой это, наверное, не так уж удивительно. Как складывалась ваша творческая судьба, кто в ней сыграл основную роль?

- В 4 года благодаря маме - она заслуженный работник культуры РФ, концертмейстер Московской консерватории в классе заслуженного артиста России, профессора Е.Петрова (кларнет) - начались мои первые занятия музыкой, сначала в игровой форме, а потом уже вполне серьезно. В 7 лет я поступил в ЦМШ, а до этого брал уроки у Людмилы Анатольевны Мндоянц - жены Александра Ашотовича Мндоянца, в класс которого я и попал в музыкальной школе. В этом отношении мне очень повезло: проучившись у Александра Ашотовича до самого окончания ЦМШ, я даже не представлял какой-либо другой альтернативы. Сейчас я являюсь учеником профессора Сергея Леонидовича Доренского, которого с полным правом можно назвать столпом российской фортепианной школы.

Я всегда чувствовал свое призвание в том, чтобы играть на рояле, несмотря на то, что понимаю: сегодня конкуренция среди пианистов чудовищная и выбиться в лидеры безумно сложно.

- По сколько часов в день удается заниматься, если помимо специальности у вас достаточно других предметов?

- Загрузка во многом зависит не только от учебы, но и от выступлений. При подготовке к конкурсу или фестивалю времени уходит, конечно, больше. А в среднем сижу за роялем от двух до шести часов в день. Помимо специальности есть ведь еще такие предметы, как камерный ансамбль и концертмейстерство, которым уделяется немалое внимание. Из остальных предметов больше всего мне нравится история музыки.

- Какая сценическая площадка для вас наиболее комфортна?

- Я люблю играть в больших залах. На Конкурсе имени Скрябина, например, я играл в Большом зале консерватории, и если не поворачивать голову вправо, то создается впечатление, что играешь в комнате, настолько там уютно и спокойно. К тому же это место намолено, а у зала прекрасная акустика, звук практически не возвращается. Мне также нравятся оба зала ЦМШ, там прекрасные рояли.

- Интересно, какие инструменты у вас дома?

- У меня два рояля - Steinway 1932 года и Schroder, которому более 100 лет (для роялей подобный возраст - почтенный, но при должном уходе возраст не сказывается на качестве звучания). Первый мне достался от бабушки, второй от прадедушки. Я очень доволен своими инструментами.

- Свойственно ли вам волноваться перед выступлением?

- До девяти лет я вообще не волновался и не боялся выступать на публике, а вот позже стал периодически зажиматься, да и до сих пор бывают концерты, когда чувствуешь себя абсолютно раскованно, а бывают, когда мандражируешь. Я не раз думал, как себя настроить, как расслабиться и, наконец, добился того, что переживаю концерт не как событие, а как некое откровение и для себя, и, надеюсь, для публики.

- Вы любите странствовать, менять обстановку?

- Путешествия - это прекрасно, это большое счастье - открывать для себя мир. Никто из музыкантов без этого не обходился, новыми впечатлениями просто необходимо подпитываться. Профессию пианиста я просто не вижу в отрыве от путешествий.

- Какие еще увлечения доставляют удовольствие?

- Я много читаю - помню, лет до 16 перечитал массу классики. Среди любимых писателей Толстой, Чехов, Пушкин: это главные. А недавно увлекся Набоковым. Люблю фантастику, «Властелин колец» Толкиена - вообще вне конкурса, еще нравится Брэдбери. Как правило, я читаю по несколько книг сразу, особенно когда нахожусь в пути. Это самое прекрасное времяпрепровождение! Очень интересуюсь кино. Здесь отдаю предпочтение старому американскому кинематографу, а среди любимых режиссеров могу назвать Джима Джармуша, Стенли Кубрика и Квентина Тарантино. Некоторые советские кинокартины мне тоже по душе, в особенности фильмы Арсения Тарковского. Есть «любимчики» и среди актеров: Джек Николсон, Мерил Стрип, Орнелла Мути, Татьяна Самойлова очень нравится. Вообще, смотрю кино много, но с разбором.

- Не секрет, что многие академические музыканты помимо классики интересуются другими музыкальными направлениями.

- Я люблю джаз. При этом спокойно могу утверждать, что я в какой-то мере всеядный, мне доступен и рок, и даже трип-хоп. Но классику я слушаю постоянно.

- Профессия пианиста не самая полезная для здоровья - сидячий образ жизни, психологические нагрузки.

- Безусловно, я интересуюсь спортом - от гимнастических упражнений до китайских практик. Без этого нельзя. Одно время я занимался большим теннисом, но потом, чтобы избежать травм кисти, перешел на пинг-понг. Еще играю в футбол, так что со спортом дружу довольно тесно.

- Желаю успехов во всем, что вы делаете!

Трущалова О.
22.08.2012


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: