< №12 (138) Декабрь 2015 >
Логотип
СОТРУДНИЧЕСТВО

ОТЗВУК СЕРЕБРЯНОГО КУБКА

В Государственном институте искусствознания прошла международная конференция «Россия – Польша: музыкальный диалог»

Недавно немецкий политолог Александр Рар предположил, что если бы Александр Невский в свое время вошел в союз с крестоносцами, Россия на двести лет оказалась бы под абсолютным влиянием Польши и Швеции. Вот такими глубокими историческими корнями мы связаны с Польшей. Сколько раз наши страны перекраивались, каким колоссальным испытаниям веками подвергаются наши отношения. А от одного человека, заслышавшего спор музыкантов, кто больше Шопен – поляк или француз, немедленно прилетела реплика: «Да он был подданным Российской империи, из Польши уезжал с российским паспортом…».

Курьезы – и трагедии, близкое душевное родство – и эхо исторических обид. Сейчас наши отношения с Польшей не в лучшей фазе, чего, глядя со стороны, даже предположить было нельзя на конференции в Институте искусствознания. К месту прозвучало напоминание о том, что скорее всего именно в этом старинном особняке великий польский поэт «Адам Николаев сын Мицкевич, 30 лет, из дворян» в апреле 1828 года прощался с московскими друзьями, подарившими ему серебряный кубок с надписью «Не позабудь».

Специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, окинув взглядом аудиторию, с юмором определил ее так: «Компания малэнька, но бардзо шановна» – и открыл конференцию словами: «Музыка помогает преодолевать страхи, а культура – одна из немногих сфер, где наш диалог никогда не прерывался». Посол Польской Республики Катажина Пелчинска-Наленч, похожая на решительную студентку, подтвердила, что наше сотрудничество в области музыки чудесным образом развивается.

В первый день обсуждалась будущая российская сценическая премьера оперы «Пассажирка» советского и польского композитора Мечислава Вайнберга, которая состоится 16 сентября будущего года в Екатеринбурге. Написанная в 60-е опера дождалась своей мировой премьеры лишь в 2006 году: впервые они была исполнена в полуконцертной форме в Доме музыки усилиями Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (дирижер Вольф Горелик). В 2010-м концертная версия прозвучала в Новосибирске и Перми (дирижер Теодор Курентзис). Директор Екатеринбургского театра оперы и балета Андрей Шишкин упомянул и о девяти «Золотых масках» своей труппы, и о том, что ныне на награду выдвинута опера Филипа Гласса «Сатьяграха» в постановке Тадеуша Штрасбергера (США) и дирижера Оливера фон Донаньи (Словакия). Именно они берутся и за «Пассажирку».

Основу либретто составляет повесть Зофьи Посмыш, во время войны пережившей ужасы Освенцима. Как родилась идея повести, Зофья сама рассказала участникам конференции с видеоэкрана. В 1958 году ее по работе послали на один день в Париж. В толпе туристов на площади Согласия она вдруг услышала знакомый голос: «Erika, komm, wir fahren schon!» («Эрика, пошли, мы уже уезжаем!»). Ей показалось, что это надзирательница из Аушвица. Зофья в большом душевном волнении сочинила радиопьесу на тему возможной встречи, а затем и повесть «Пассажирка». В 1963 году она вышла в СССР в журнале «Иностранная литература», затем в «Роман-газете» и… больше не переиздавалась. В 1968 году по заказу Большого театра Мечислав Вайнберг написал по ней оперу на либретто Александра Медведева.

«Пассажирка» оказалась для композитора глубоко личной. Он родился в Польше, окончил Варшавскую консерваторию; в 1939 году бежал из оккупированной страны в СССР, а его родители и сестра погибли в концлагере. В 1953 году был арестован и 78 дней провел в застенках НКВД. Спасло заступничество Шостаковича и смерть Сталина. Создавая эту оперу, Вайнберг будто разговаривал с погибшими родными. Новую работу он показал Шостаковичу, на что услышал: «Метек, вы сами не знаете, что написали. Это шедевр». Сразу было организовано прослушивание в Союзе композиторов, на которое, по воспоминаниям А. Медведева, пришло человек восемьдесят: Свиридов, Кара Караев, Хачатурян, Щедрин, Эшпай, Пахмутова, Шнитке, Губайдулина, Денисов… Но сценического воплощения опера тогда так и не дождалась. Не стоит даже задаваться вопросом, почему: это все те же запутанные судьбы стран, людей, политических идей.

Всемирная слава «Пассажирки» началась в 2010 году, когда ее на фестивале в Брегенце поставил Дэвид Паунтни. Он признавался, что его вдохновил фрагмент исполнения в Московском Доме музыки в 2006 году, услышанный им… в Ютубе! Последовали Варшава, Лондон, Карлсруэ, Хьюстон, Нью-Йорк, Чикаго, Франкфурт. Паунтни получил польский золотой Крест Заслуги. Обо всем этом поведал руководитель отдела экспертов Института Адама Мицкевича Александр Ласковский, сопровождая рассказ фотоиллюстрациями: вот лагерные фото Зофьи; прототип Тадеуша – возлюбленного героини; изготовленный им в лагере медальон с изображением Христа, который пани Зофья никогда не снимает. Сама она собирается посетить премьеру в Екатеринбурге. А так как Большой театр запланировал
19 февраля 2017 года премьеру оперы Вайнберга «Идиот», в дни конференции было достигнуто соглашение, что там же, на Новой сцене ГАБТ, екатеринбуржцы следом покажут и свою «Пассажирку».

Второй день открылся докладом Левона Акопяна («Польская музыка как источник идей для русской музыки»). Он подчеркнул значение первых фестивалей «Варшавская осень». Появление в 1956 такого фестиваля в социалистической стране стало знаковым событием мировой оттепели, разрушившим догму о невозможности мирного сосуществования музыки традиционной и авангардной. Хотя все нововведения у нас оценивались однозначно отрицательно, вскоре и в советских сочинениях стали появляться черты сонористики, заимствованные у поляков. Так, это заметно в начале IV части Тринадцатой симфонии Шостаковича («Страхи»). Начальный хор «Поэтории» Родиона Щедрина (1968) очень напоминал Кшиштофа Пендерецкого. В его оратории «Ленин в сердце народном» (1969) Lamento – своего рода религиозная музыка – схоже со Stabat Mater Пендерецкого (сонористика; квазисерийные последования). Грандиозное значение имело то, что новизна оказалась не чужда «сакральной» ленинской теме, – «стало возможным говорить об авангардных приемах без ритуальной критики», ибо их восприняли прежде всего официально признанные классики Шостакович и Щедрин. Интересно, что в это же время наши нонконформисты (Денисов, Шнитке, Губайдулина, Каретников, Сильвестров) черпали материал из других сфер,

Мартин Гмыс («Музыка «Молодой Польши»: попытка нового взгляда») познакомил с малоизвестной у нас плеядой композиторов модернистской группы (1896–1926), среди которых, помимо Кароля Шимановского. – Гжегож Фительберг, Людомир Ружицкий, Аполлинарий Шелюто и другие. Начало движению положила симфоническая поэма Зыгмунта Носковского «Степь» (1897). По удивительному совпадению за несколько дней до конференции в Московской консерватории впервые в России грандиозно прозвучала симфония члена «Молодой Польши» Мечислава Карловича в исполнении Российского национального оркестра под управлением Михаила Плетнева.

Признанный знаток польской музыки Ирина Никольская («Оперы Зыгмунта Краузе – новое прочтение жанра») рассказала о творчестве лишь понаслышке известного у нас композитора (род. 1938), оперы которого ставятся не только в Европе, но и в Японии, Китае, Гонконге. Краузе сочиняет не на либретто, а на оригинальные литературные тексты, не меняя их, и «слово, выходящее на лидирующую позицию, становится основой для ритма, динамики, темпа», традиционные же арии отсутствуют.

Ольга Собакина («О творчестве Анджея Пануфника и Романа Палестера в годы эмиграции») сосредоточилась на творчестве тех, кто до 80-х годов был вычеркнут из «достижений польской композиторской школы». Даниэль Чихы, глава Польского музыкального издательства, отметившего 70-летие, пересыпал цифрами: 1000 композиторов в каталоге, более 200 названий ежегодно, более 120 серий книг и нот, более 3500 названий предоставляется в прокат по всему миру… Издательство сотрудничает с «Варшавской осенью», выпуская ноты только что прозвучавших премьер. Оно располагает полными собраниями сочинений Шопена как под редакцией Падеревского, так и новейшим, под редакцией Яна Экера (оно рекомендовано Конкурсом им. Шопена в Варшаве). С 2016 года издательство обретет статус национального культурного учреждения с госфинансированием. Будет больше выходить музыковедческой литературы, как написанной по заказу, так и переводной. Воображение российских участников поразил факт, что в издательстве работает семьдесят редакторов.

Роберт Камык, руководитель музыкальной редакции польского телеканала «Культура», поделился опытом организации прямых трансляций Шопеновских конкурсов. Поляки смело применили элементы наработанного формата, присущего развлекательной сфере. Камык выстраивал драматургию конкурса, словно это чемпионат мира по пианизму или увлекательный сериал. Живые комментарии мэтров по поводу конкретных исполнений оказались высшим пилотажем музыкального просветительства. Страничка конкурса в фейсбуке собрала 25 тысяч друзей и 1, 5 млн постов. Очень важна была лента комментариев вроде «Я еще никогда не слышал такого чудного экспромта Ges-dur!» К четвертому туру последнего Конкурса Шопена подключилась вся страна, множество слушателей в России. «У таких трансляций большое будущее», – закончил свое выступление Камык, – потому что у людей, уставших от конфликтов, небывалая тяга к прекрасному».

В завершение конференции заместитель директора программ радио «Орфей» Роман Берченко и Александр Ласковский в остроумной форме импровизированной радиопередачи рассказали о своем цикле «Неизвестные сокровища из польских архивов», который они ведут на «Орфее» уже три года. Среди 15-ти премьер крупных сочинений была и брегенцская «Пассажирка». Опыт сотрудничества оказался столь удачным, что поляки намерены распространить его на Германию, страны Скандинавии и США.

Завершилась встреча редким концертом: в Зале Чайковского оркестром Simfonia Varsovia дирижировал Кшиштоф Пендерецкий. Одно его появление на сцене вызвало овацию. Затем по его просьбе зал почтил память жертв осенних терактов минутой молчания, и оркестр начал выступление скорбной, полной достоинства Чаконой Пендерецкого. И только потом прозвучала запланированная по программе Первая симфония Прокофьева, задиристая, полная жизни.

Потрясающее впечатление произвел Концерт К.Пендерецкого для скрипки и альта с оркестром (2012). Солисты Никита Борисоглебский и Максим Рысанов показали высочайший уровень музицирования; дуэт, поначалу робкий и нежный, вошел в раж, вплоть до ярости – ибо в сочинении есть очень «непримиримые» места. Вдруг в коде начала звучать простая, красивая, словно бы народная мелодия, вскоре беспощадно разрезанная, располосованная жестким смычком альта. Таково предсказание конца прекрасной эпохи относительного мира. Этот заключительный фрагмент – перед Седьмой симфонией Дворжака – музыкантам пришлось бисировать.

На фото участники конференции

Зимянина Наталья
25.12.2015


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: