< №12 (149) Декабрь 2016 >
Логотип

Три «Джонса» чувствуют одинаково

Концерт интернационального новоджазового Jones Jones Trio прошел в Московском культурном центре «Дом» 12 ноября

Это не первый приезд музыкантов в Москву, семь лет назад они играли в театре «Школа драматического искусства» (запись недавно вышла на компакт-диске). А в этом году Jones Jones Trio празднует десятилетие: в 2006-м состоялось первое их выступление в Сан-Франциско.

В составе трио – саксофонист Ларри Окс и контрабасист Марк Дрессер из США, а также литовский перкуссионист Владимир Тарасов – экс-участник легендарного трио Ганелина, с легкой руки джазового критика Ефима Барбана известного как ГТЧ (Ганелин – Тарасов – Чекасин). Сейчас участники ГТЧ вместе не выступают, у каждого свои ансамбли. Для Тарасова Jones Jones – один из самых значимых. А вообще он еще и замечательный художник, автор инсталляций, мультимедийных проектов. Что касается названия трио, «…так вышло лет десять назад, – объясняет он в интернет-переписке. – Сами не можем понять, но нам понравилось».

Ларри Окс – член знаменитого саксофонного квартета ROVA (в названии объединились первые буквы фамилий участников), любитель поэкспериментировать с нестандартными для фри-джаза инструментами вроде виолончели или японского кото. Кстати, приезжал он к нам и в составе группы Kihnoua с барабанщиком и электронщиком латиноамериканского происхождения Скоттом Амендолой и корейской вокалисткой Дохи Ли (тогда с российской стороны в концерте принимал участие универсальный петербургский контрабасист Владимир Волков).

Марк Дрессер – автор расширенных техник игры на контрабасе, обладающий удивительно богатым набором тембровых градаций, один из ведущих новоджазовых контрабасистов мира наряду с Петером Ковальдом, Жоэль Леандр, Барри Гаем. Участник многих проектов, в том числе квартета Энтони Брэкстона; один из его самых ярких собственных проектов – трио Arcado. В разное время он сотрудничал с Джоном Зорном, Мэрилин Криспелл, Дэвидом Мюрреем, Бобби Брэдфордом и другими; не раз организовывал шоу одновременной игры музыкантов в разных городах мира (в 2009 году, например, в таком проекте выступили 13 контрабасистов).

Состав трио Jones Jones – саксофон, контрабас, ударные – в джазе очень распространен, но в данном конкретном случае уникальность трио в музыке, которую играют его участники. Окс, Дрессер и Тарасов показывают, что возможности привычных инструментальных ансамблей далеко не исчерпаны.

Есть у трио компакт-диск We All Feel the Same Way («Мы все чувствуем одинаково»). Музыкантов объединяют взгляды на искусство, эстетика. В самом общем плане это эстетика так называемого нового джаза, хотя Владимир Тарасов старается избегать любых определений. И это прежде всего музыкальные идеи, поэтому то, что происходило на сцене, переводить на вербальный язык невероятно сложно, если вообще возможно. Профессионалам было интересно наблюдать, как создаваемый здесь и сейчас музыкальный материал формирует абрис формы. С самого начала – общий звуковой поток, который музыканты выстраивали на глазах у публики, и, кажется, «Джонсы» чувствовали себя в нем превосходно. Потом уже линии индивидуализировались, появлялись яркие реплики и соло, но изначальным импульсом была совместная спонтанная импровизация, где каждый ощущает линию партнера как свою собственную. Музыканты были подобны антеннам, настроенным на определенную частоту.

Ларри Окс, конечно же, изощрялся в звукоизвлечении (в том числе виртуозном исполнении двойных нот) – особенно в соло. Чутко улавливая намерения коллег по ансамблю, он периодически менял сопранино-саксофон на тенор, а затем играл своего рода музыкальный «диалог», объединяя в одну линию реплики в верхнем и нижнем регистрах. С другой стороны, Окс запросто может буквально на двух-трех звуках сделать интересный материал.

Марк Дрессер вовсю пользовался флажолетами контрабаса, получая самые неожиданные и нереальные звучания, а затем переходил на прием tapping (заимствованный из электрогитарной техники), ударяя пальцами по струнам – как если бы это была перкуссия.

И, конечно, неменьшего внимания публики заслуживает настоящая перкуссия Владимира Тарасова, его фирменная полифония тембров и разнообразие приемов, многие из которых – его личные находки.

Тут еще очень важна возможность не только слышать музыкантов, но и видеть. Как Тарасов шаманит на барабанах, имитируя удары в бубен. А вот он создает как бы округлый, освобожденный от любых условностей ритмический рисунок, мало поддающийся стандартной нотной записи, и пластика его движений – это тоже искусство. Всегда лучше послушать вживую…

На фото В. Тарасов, Л. Окс, М. Дрессер

Фото Сергея Кыртикова

Северина Ирина
31.12.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: