< №11 (170) Ноябрь 2018
Логотип

КОНЦЕРТ КАК ОБРЯД

В стенах бывшей петербургской голландской реформаторской церкви, превращенной сегодня в концертный зал-­ротонду, в исполнении «Молот-ансамбля» прозвучал Agnus Dei Александра Кнайфеля

Завершенное композитором в 1985 году произведение можно отнести к числу самых длинных и экзистенциальных в его творческом наследии. Предложение создать музыкально-театральную композицию на стихи современного немецкого поэта Франциско Танцера в конечном итоге привело к написанию одного из самых необычных сочинений – автор посвятил его «памяти умерших, погибших, замученных во всех минувших войнах».

Четыре музыканта, переходя к разным инструментам (в партитуре участвуют фортепиано, электроорган, клавесин, четыре саксофона, контрабас, ударные и синтезатор с заданными сэмплами), на протяжении двух часов ведут жесткое, в определенной степени бескомпромиссное повествование о людях, оказавшихся «по ту сторону жизни», испытавших нечеловеческие страдания. Католическая молитва на латыни, давшая название целому («Агнец Божий»), соединяется с текстом блокадного дневника ленинградской школьницы Тани Савичевой – пронзительного документа, со страниц которого веет ледяным дыханием смерти. Внешняя бесстрастность записей, заканчивающихся страшным «умерли все», выражает такую глубину боли, когда уже застывает сам крик. Как это бывает у позднего Кнайфеля, слова оказываются вписанными в ноты, но при этом не звучащими явно, и эта «непроизносимость» удивительным образом работает на создание совершенно особой атмосферы экстремального холода – буквально физически ощущаешь, как застывает жизнь…

В отличие от ряда опусов Александра Кнайфеля, еще дожидающихся своего часа, у Agnus Dei сложилась удачная концертная судьба. Сочинение практически сразу после написания было сыграно в наших столицах, а чуть позже и в Европе, где была осуществлена запись на компакт-диск. Композитор часто вспоминает, как после одного из живых исполнений Agnus Dei в Бельгии к нему подошла женщина и сказала: «Как красиво!». Ужаснувшись сначала такому отзыву, ибо произведение задумывалась как «приглашение на казнь», позже Кнайфель пришел к выводу, что сквозящие среди нот страдание и боль с течением времени переходят в новое качество, как раз в категорию абсолютной красоты, очищенной от земных страстей. В этом году зимой Agnus Dei после тридцатилетнего перерыва был представлен в интерпретации ансамбля KYMATIC в Москве – в Музее истории ГУЛАГа, и так уж промыслительно получилось, что день концерта, 27 января, совпал с днем снятия ленинградской блокады и днем поминовения пострадавших от Холокоста.

Осеннему исполнению в Петербурге, где эта вещь также возродилась вживую спустя десятилетия, автор предпослал следующие слова: «Тридцать три года назад возник Agnus Dei как сопоклонение всем и каждому, испытавшему непредставимые, немыслимые страдания. Конечно, в этой ситуации как бы нет и не может быть места искусству, музыке, которые призваны нести Свет и Преображение. И у меня было абсолютно внятное и непоколебимое чувство, что путь этот можно пройти только раз, как взойти на эшафот... Это музыкальная немота, в земном счислении ей два часа, и если разделить ее, то все, что нам остается, – встать молча по завершении и отдаться вместилищу покаянной тишины»…

Молодым участникам «Молот-ансамбля» и их руководителю Артуру Зобнину во время репетиций и самого концерта пришлось проделать большую работу и пройти серьезный внутренний путь. Самое главное, музыкантам удалось попасть в резонанс с партитурой: долгие тянущиеся звуки и пульсирующие паузы абсолютно органично перетекали друг в друга, создавая мистическое ощущение таинства или особого обряда. Полумрак пространства ротонды и немного гулкая акустика еще больше усиливали впечатление. Возникающие созвучия уносились ввысь, и даже внешние посторонние шумы оказывались вовлечены в возникающий звуковой мир: скрип входной двери вызывал ассоциации со сквозняками обезлюдевшего города, а шорох обитых дерматином стульев напоминал медленные, словно через силу, шаги по хрустящему от мороза снегу. Наступившая после истаивания музыки звенящая тишина, казалось, поглотила звуки шумящего за стенами города, стала главным итогом действа. В этой тишине, и правда, аплодисменты не были уместны. Охватившая практически всех сидящих в зале священная немота была выразительней самых горячих рукоплесканий.

На снимке: А. Кнайфель и участники ансамбля современной музыки «Молот»

Фото автора

Ковалевский Георгий
30.11.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: