< №9 (135) Сентябрь 2015 >
Логотип

БЫЛ БЫ ДРУГ, БУДЕТ И ДОСУГ

Московская консерватория в девятый раз провела фестиваль «Собираем друзей» – почти ежедневные концерты с 5 по 31 августа объединяли публику в гостеприимном Белом зале

В программе фестиваля этого года были сольные и камерные вечера, выступали музыканты из разных стран и даже континентов, но наибольшее разнообразие ожидало в области музыкальных инструментов. Допустим, дудук и сямисэн слышали, наверное, многие; другой вопрос – слышали ли живьем, знают ли, как они выглядят и как на них играют. А что такое, к примеру, сарод или сякухати? А сяо, гуцинь, дицзы, сюнь? Такие инструменты каждый день в Москве не послушаешь, но на фестивале «Собираем друзей» их можно было не только услышать, но и рассмотреть вблизи (благо, этому более чем способствует камерность Белого зала), а также узнать об их истории и особенностях.

В череде концертов были даже концерты-посвящения конкретным инструментам. Так, 19 августа состоялся вечер под названием «Маримба: голос Земли» – яркое мероприятие, похожее на «двойной бенефис». «Бенефициантами» выступали собственно инструмент – с африканскими корнями и многовековой историей – и виртуоз-ударник Петр Главатских (одновременно и ведущий концерта). Согласно замыслу фестиваля Петр «пришел с друзьями»: Павлом Правиным — исполнителем и импровизатором на табле, индийской флейте, и Василием Филатовым (он отвечал за звукорежиссуру и электронику).

Петр Главатских непринужденно вел концерт, разговаривая со зрителями, как с давними знакомыми, сказав, конечно, и о том, почему он вынес в название программы «голос Земли»: поскольку основным звучащим материалом в маримбе является дерево, пусть и специально обработанное и приспособленное к резонаторам, то, проследив всю историю инструмента, можно утверждать, что он вырос из почвенного покрова нашей планеты. Любопытные комментарии нашлись и к каждому исполнявшемуся произведению. В связи с пьесой Кейко Абе «Путь» слушатели узнали интересные факты о развитии маримбы, а также о том, какую роль в нем сыграла эта легендарная японская исполнительница и композитор, одна из первых профессиональных маримбисток, внесшая огромный вклад в повышение технических возможностей и расширение репертуара инструмента. 

Учитывая сравнительно недолгую «академическую жизнь» маримбы, почти всю музыку в концерте можно так или иначе отнести к современной. Однако разница между произведениями, действительно современными по стилю и по духу, и теми, что написаны немногим раньше первых, но уже являющимися классикой маримбового репертуара, все же ощущалась, притом что в большинстве своем сочинения из этой второй группы были свободны от каких-либо жанровых связей с сугубо академической музыкальной традицией. Скорее, они просто выражали характерные для природы маримбы особенности. В основе этих пьес – импровизационная фантазийность и внимание к собственно звучанию, скромному в сравнении, например, с более ярким ксилофоном и отчасти загадочному, даже мистическому. Особую выразительность маримбе, рассматриваемой в таком контексте, придают различные фактурно-интонационные находки, при которых тембр предстает в необычном свете и создается иллюзия звучания целого ансамбля разнотембровых инструментов.

Одним из самых впечатляющих номеров концерта стало сочинение Григория Смирнова «Зеркала пустоты» для маримбы и цифровых эффектов. Главный инструментальный герой программы предстал в обрамлении цифрового эха, точнее – эффекта Delay (или «растягивания звука», когда, по словам исполнителя, звук маримбы отражается, как в зеркале). «Зеркала пустоты» — большое музыкальное полотно, в его создании одинаково важную и ответственную роль играют как маримбист, так и звукорежиссер. В результате их взаимодействия слушатель погружается в мир минималистских звуковых игр, одинаково интересный и для наблюдения за мельчайшими нюансами его развития, и для отстраненной медитации.

Сходным образом воспринималась и другая современная композиция –Tempora Александра Маноцкова, которая прозвучала впервые в мире. Композитор объединил маримбу с близкими к ней по времени происхождения древнеиндийскими инструментами – таблой и тампурой (этот струнный инструмент был сымитирован электроникой).

Прозвучали и сочинения с ярко выраженным жанровым началом: упомянутый «Путь» К. Абе — токката с импровизационными квазибарочными размышлениями, «Илиаш» Н.Й. Живковича – танец в восточном духе, бодрый, но с меланхолическим оттенком, «Таксим» О. Нетзера, основанный на традициях мугама, практически джазовая композиция Дж. Швонтера «Велоситиз» и другие. Заключение вечера было, кажется, идеальным для фестиваля под девизом дружбы: П. Главатских и П. Правин исполнили две небольшие импровизации. 

Наталья Соколовская, Норико Итами

Чельцов Филипп
30.09.2015


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: