< №8 (101) Август 2012 >
Логотип

Георгий МИЩЕНКО: Я ОПТИМИСТ

Заслуженный работник культуры РФ, сегодняшний преподаватель ДШИ № 42 «Гармония» в Архангельске, скрипач Георгий Мищенко в августе нынешнего года отмечает свое 80-летие.

В преддверии юбилея Г.М. Мищенко рассказал «Играем с начала» о том, что было и остается по сей день наиболее важным содержанием его жизни.

…Я коренной северянин, люблю свой край. Когда уезжаю из Архангельска больше, чем на неделю, тянет домой, к родному поморскому ветру, который на местном языке называется «сиверко». Как для каждого человека мать – самая красивая, умная и незаменимая женщина, так и родная земля, хоть и на притундровом Севере, хоть и скудная, хоть и суровая и неухоженная, все же милей любой другой земли. Но по происхождению я ростовчанин. Мои предки родом с Дона. Прадед был регентом церковного хора, дед – протоиерей, прошедший Беломорканал и сосланный в Архангельск. Сюда же перебрались его дети, здесь моя мама Татьяна вышла замуж, и в 1932 году родился я. В Архангельске дедушка Иосиф настраивал фортепиано, регентствовал, работал в домах культуры, а после второго ареста его заменила дочь Таисия, которая тоже стала работать в клубах и полвека руководила церковным хором. Упоминаю об этом, чтобы подчеркнуть глубокие музыкальные традиции нашей семьи, которые поддержал и продолжил не только я, но и мои дети. Моя дочь Мария Латышева – скрипачка, концертмейстер Архангельского государственного камерного оркестра, закончившая Петрозаводскую консерваторию; по совместительству она также работает в школе «Гармония». Мой сын Евгений Мищенко - композитор. Его песни мы включаем в программы концертов моей супруги - Зинаиды Дубовой, в которых я играю в аккомпанирующей группе. Для этих программ я также делаю переложения русских народных песен, песен советских композиторов и местных авторов для голоса, скрипки и фортепиано. А в ансамбле со своими детьми и внуками мы даже были участниками конкурсов «Семейные таланты» в Архангельске и Петербурге и конкурса песен и романсов в Архангельске. (При всем этом я как прежде играю в школьном камерном оркестре).

Продолжателями моего музыкального «я» стали, конечно, и мои ученики. Их у меня около сотни. 11 закончили консерватории, 16 – музыкальные училища. С одним из них, Виктором Лисицыным, сейчас я работаю в школе. Среди самых первых моих учеников - Михаил Горонок, сделавший блестящую карьеру. Он закончил Новосибирскую консерваторию по классу Захара Брона, работал преподавателем в Ленинграде, в ДМШ № 1, затем увлекся сначала ремонтом, а потом созданием струнно-смычковых инструментов. Был директором музыкальной мастерской Кировского театра (теперь Мариинского), организовал производство струнно-смычковых инструментов в США (в Кливленде) с филиалами в Мексике и Китае, участвовал в международных конкурсах мастеров. Ему доверял ремонт своей виолончели великий Мстислав Ростропович. Михаил Горонок написал пособие «Советы скрипичного мастера» (для преподавателей ДШИ), а также капитальный труд о производстве струнных смычковых инструментов в России. (Вышло уже два тома - каждый почти по тысяче страниц, готовится третий из предполагаемых шести).

Больших творческих успехов достигла еще одна моя выпускница – Анна Серова, проживающая сейчас в Италии, в Кремоне. Она закончила Петрозаводскую и Парижскую консерватории, итальянскую музыкальную академию и прошла трехгодичный курс обучения по классу альта у Юрия Башмета. Итальянская пресса пишет, что раньше Кремона была столицей скрипок, а теперь благодаря Серовой стала столицей альта. Как профессора ее приглашают в европейские консерватории, в жюри международных конкурсов, где она сотрудничает с Захаром Броном.

…Я не могу пожаловаться на свою жизнь. В войну был подростком. Было голодно. Иногда страшно. Но основные невзгоды падали на плечи матери и ее сестры. В основном пострадало мое музыкальное образование, так как музыкальные занятия в школе были непостоянными и бессистемными. Они растянулись вместо семи на 10 лет, из которых я в общей сложности учился не более пяти. Потом наверстывал упущенное в музыкальном училище и институте имени Гнесиных. Очень благодарен своим учителям. В школе это был Александр Семенович Тевлин. В Москве - Константин Кузьмич Родионов и Семен Михайлович Микитянский. От них я позаимствовал внимание к методической работе. Уже выйдя на пенсию, я познакомился с новыми направлениями этой работы, авторами которых были Климентий Векслер и Степан Мильтонян. В 90-х годах Степаном Ованесовичем, преподавателем Тверского музыкального училища, была организована Струнно-смычковая педагогическая ассоциация России, в правление которой я был избран и стал не реже двух раз в год бывать в Твери. Там встречался с замечательными педагогами, присутствовал на мастер-классах, воспринимал передовые идеи русского и западного смычкового исполнительства.

Основа моей методики - слуховой метод работы с учениками, который впервые был научно обоснован пианистами С.Майкапаром и К.Мартинсеном, а у скрипачей адаптирован А.Готсдинером в его кратком афоризме: «вижу - слышу - играю - поправляю». Но это технический подход, т.к. мы слышим не только высоту звука (его тембр), но и смысловое наполнение и стиль. Так что слуховой метод работы не так прост. Но он принципиально одинаков для всех инструментов, вокалистов для группового музицирования в любом составе. Я считаю, что слуховой метод работы – это то, что определяло основу таланта Моцарта. Он играл то, что слышал. Теперь так преподают языки - сначала учат говорить, а потом изучают грамоту. Я согласен с С.О. Мильтоняном, который настаивает на необходимости аналитического метода работы с детьми, то есть надо учить детей искать и «изобретать» свои варианты звучания фразы, а не слепо копировать игру любого уровня.

Если говорить коротко, то я учу своих учеников сначала слышать, потом сольфеджировать пальчиками, а потом играть. Если же чуть более подробно, то для меня особенно важны идеи К.Мартинсена, выдвинутые в середине прошлого века и связанные с понятием звукотворческой воли. Если музыкант ею не обладает, то его исполнение будет невыразительным и непонятным.

…Я проработал больше 50 лет в музыкальной школе и почти все время параллельно в Архангельском музыкальном училище. В школе преподавал скрипку, вел ансамбль, играл в оркестре, восемь лет был директором (в ДМШ № 1; потом перешел в областной методкабинет, не вынес канцелярской работы и пришел в ДШИ № 42 «Гармония», чтобы снова работать с детьми). В училище также вел класс скрипки и играл в студенческом симфоническом оркестре (был концертмейстером), преподавал методику, историю смычкового исполнительства и иллюстрировал в камерных ансамблях выпускникам-пианистам.

Со своими училищными студентами вел просветительскую работу в общеобразовательной школе № 10. Каждый студент был прикреплен к своему классу (у меня было два класса). Занятия проводились дважды в месяц. Дети внимательно слушали наши рассказы о композиторах, исполнителях, беседы иллюстрировались музыкой (на проигрывателях), в заключение мы обязательно давали музыкальные сказки. В конце года награждали самых активных слушателей. А через несколько лет на выпускных экзаменах некоторые из них выбирали в качестве свободной темы воспоминания о наших беседах! Об опыте этой работы я написал в свое время в газету «Правда Севера», и через полгода после публикации уже в газете «Советская культура» (от 22.10.1964 г.) напечатали об этом же большую статью.

Интересная работа проводилась на базе моего ансамбля скрипачей. Мы много выступали - до 25 концертов в год. С такой же интенсивностью выступали позднее и в музыкальной школе. В ДМШ № 1 ансамбль перерос в камерный оркестр, который сохранился до сегодняшнего дня. И с ансамблями, и с оркестром мы гастролировали по области. В работе с детьми и со студентами я всегда обращал серьезное внимание на максимальное использование их творческого потенциала - и в сольном исполнительстве, и в ансамблевом, и в оркестровом. Считаю, что учащимся необходимо как можно больше выступать на сцене, это должно быть их нормальным творческим состоянием.

Работа с детьми постоянно стимулировала самообразование, поиски в области методики, педагогики, психологии. С 1972 по 1983 годы я был председателем Архангельского городского методического объединения и заведующим струнно-смычковой секцией. В объединение входили 9 городских ДМШ, а также школы Новодвинска, Плесецка, Мирного и пос. Уйма с 3660 учащимися и 390 преподавателями, работало 8 секций. ГМО обменивалось лучшими докладами с методическими объединениями Северодвинска и Котласа, приглашались педагоги из Ленинграда, Петрозаводска и Вологды. Занятия проводились пять раз в год: перед началом учебного года и в конце каждой четверти. Сначала пленарное заседание, потом секционные. Регулярно проводились городские академические концерты по секциям, а также мастер-классы.

…Я считаю, что учитель должен быть примером профессионализма и воспитанности для своих учеников. Это банальная истина, но она часто не учитывается нами. Уважение своих учеников надо приобретать не дешевыми приемами (быть запанибрата, допускать вульгарные выражения и т.д.). Учебно-воспитательный процесс неразрывен, учить, не воспитывая, невозможно. У нас сейчас можно слышать: «мне платят за учебные часы, а не за воспитание, пусть об этом думают родители». В этом большая ошибка. Семья и школа должны действовать вместе, идти к одной цели. Поэтому на декабрьской конференции в Московской консерватории в 1999 году я выступил за единство преподавания педагогики, психологии и методики. (Позднее в музыкальных колледжах был введен единый государственный экзамен по этим предметам).

У каждого ученика свои «творческие хромосомы» - одна более мощная, а другая слабенькая. И мы должны учить тому, чего не хватает, а потом это все вместе соединяется в букет. Этот индивидуальный букет – неповторимое творческое «я».

Сейчас я уже 27 лет преподаю в ДШИ № 42 «Гармония». В ней созданы все условия для работы с детьми. Раньше проводил блестящие мастер-классы преподаватель фортепиано Губин Михаил Анатольевич, теперь с большой пользой мы посещаем мастер-классы нашего директора Ирины Александровны Пановой. Инновационная методическая работа Картушиной по работе с детьми подготовительной группы разошлась по всей России. Я тоже написал несколько методических работ. Три из них были представлены в московской ДШИ им. М.А. Балакирева в рамках конкурса «Балакиревский проект». Первая - о слуховом методе работы по Майкапару и Мартинсену - получила диплом за участие. Вторая – «Курс методики обучения игре на скрипке» - золотую медаль, была напечатана (в Санкт-Петербурге в 2009 году) и поступила в широкую продажу. Есть еще одна моя работа - «Переложение пьес для ансамбля скрипачей». Все 76 пьес для учащихся 2 – 8 классов, представленные в ней, в разное время прозвучали в исполнении ансамбля скрипачей ДМШ № 1, школы «Гармония» и музыкального училища.

Я оптимист, я верю в наше будущее, тем более - в наше искусство. Ему я, как маленький винтик в большом колесе культуры, служу с 1952 года. То есть уже 60 лет.

Бугрова Ольга
22.08.2012


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Юшин Владимир | 18.09.2012 07:25

Замечательный человек, замечательная статья.Прискорбно только то, что талантливые люди уезжают заграницу.С уважением В.Юшин

Ответить