< №12 (105) Декабрь 2012 >
Логотип
ЕКАТЕРИНБУРГ В ЛИЦАХ

Дмитрий ЛИСС: «ОРКЕСТР И ОБЩЕСТВО НУЖНЫ ДРУГ ДРУГУ»

Главный дирижер Уральского академического филармонического оркестра, лауреат Государственной премии РФ, народный артист России Дмитрий Лисс беседует с нашим корреспондентом о зарубежных гастролях и Симфоническом форуме России.

- Дмитрий Ильич, о вашем оркестре сегодня говорят и пишут как о динамично существующем коллективе. Самый понятный показатель – это, конечно, цифры. У оркестра свыше 100 концертов и 70 программ в сезон. Как вы оцениваете такую нагрузку?

- Для любого оркестра такое количество программ и концертов близко к максимуму. В принципе, можно сыграть еще больше, но это будет приводить к потере качества.

- И, наверное, к эмоциональной усталости, не способствующей вдохновенной игре. Интересно, если вдохновить и обновить ощущения музыкантов - это задача руководителя оркестра, то кто или что вдохновляет самого дирижера?

- Музыка, естественно. И чувство ответственности. Мы не можем себе позволить играть вполсилы, тем более что наш оркестр много гастролирует, а гастрольное выступление это серьезный экзамен. У нас нет «дежурных» выступлений, мы понимаем, что должны все время завоевывать публику. Это и вдохновляет, и поддерживает общую ответственность.

- Вы регулярно участвуете в зарубежных фестивалях, выезжаете и на гастроли: это принципиально важно - присутствовать в международном контексте?

- Современная практика такова, что оркестр должен утверждать себя на концертном рынке, быть заметен, известен. Но поначалу гастроли были для нас способом заявить о себе не столько за рубежом, сколько в России. И именно «зарубежный прорыв» привел к тому, что в России к нашему оркестру стали серьезно относиться. Потребовалось время, чтобы переломить скепсис, и сейчас это уже позади.

- Сегодня вам так же важна репутация, которую вы имеете здесь?

- Для нас, естественно, важна репутация и в России, и в нашем городе. Вообще, гастроли – это нормальный способ существования любого артиста. Это новые впечатления, это встреча с новой публикой, это всегда разные залы и, возможно, разные критерии критики - это, как сейчас принято говорить, новые вызовы. И все это важные стимулы для артиста. Но наши гастроли это еще и в значительной степени наш вклад в имидж региона, где мы живем и работаем, в то, чтобы Урал, Свердловская область тоже были известны за рубежом. Мы представляем не только Россию вообще, но и конкретный регион. И в конечном итоге имидж России тоже в чем-то меняется, потому что десятилетиями на Западе складывалось представление о нашей стране как о двух городах - Москве и Петербурге, за пределами которых лежит terra incognita. Чтобы сломать этот стереотип и представить нас на западном рынке, нашим агентам, менеджерам пришлось приложить очень большие усилия.

- Сейчас организовывать гастроли стало проще? У вас ведь есть свои агенты во Франции и в Японии, так что теперь вы обращены не только на Запад, но и на Восток.

- С Японией сложная ситуация. У нас не было специальных японских туров. Мы там выступаем как постоянные участники фестиваля Рене Мартена «La Folle Journée» - «Сумасшедшая неделя», который проводится в разных странах: давали концерты в нескольких городах, но всегда в первую очередь это был Токио.

Сейчас с гастролями стало, напротив, труднее. В Европе непростая финансовая ситуация, какие-то проекты отменяются, в том числе это и нас затрагивает. Гастрольный план - это не широкая дорога, по которой можно идти, куда тебе хочется, это всегда маневры и нервы. Но мы работаем, стараемся выйти на какие-то новые площадки, страны. Вот сейчас для нас очень важно приглашение на Бетховенский фестиваль в Бонне, который состоится в сентябре 2013 года.

- Что, как правило, просят привезти на гастроли?

- Если мы едем просто на гастроли, - скажем, в марте у нас будет гастрольный тур по Австрии и Франции, - то организаторы, заинтересованные в том, чтобы успешно продать концерт, просят популярные произведения композиторов, имена которых у всех на слуху. Тем не менее, я стараюсь расширить этот репертуар и предложить что-то свое, более интересное для нас. Будет, например, звучать Третья сюита Чайковского, «Колокола» Рахманинова с нашим хором, Пятая симфония Прокофьева (в зале «Плейель» в Париже). Но если мы участвуем в фестивалях, то у каждого из них есть своя тема, и репертуар зависит от нее. Последний «La Folle Journée» посвящался русской музыке, и мы играли, естественно, Чайковского и Рахманинова, но также Стравинского и Скрябина. Исполнение «Прометея» в Токио для японцев было огромным событием, потому что эта музыка чрезвычайно редко звучит (как ни странно). Был фестиваль, посвященный немецкой музыке, где мы исполняли Бетховена, причем это были не только известнейшие Пятая симфония и «Эгмонт», но и редко звучащая увертюра «На освящение дома».

- Современная музыка попадает в эти программы?

- Редко. Могу привести в пример фестиваль в Загребе, который был уже довольно давно, и вот там мы играли Г.Канчели и С.Губайдулину, в Бельгии нам удалось сыграть две симфонии А.Тертеряна. Два года назад фестиваль «Радио Франс» в Монпелье заказал нам целый концерт из современной музыки, причем нас просили, чтобы среди авторов были композиторы, которые живут в нашем городе. И мы исполняли произведения Владимира Кобекина и Ольги Викторовой.

- В ваш постоянный гастрольный график, насколько мне известно, попал и Петербург, где вашим оркестром дирижировал Валерий Гергиев.

- В прошлом сезоне у нас был абонемент в Мариинском театре. Мы заключили с Мариинским театром договор о сотрудничестве, и я думаю, что это сотрудничество будет развиваться в самых разных формах.

- Ваш оркестр выступает с приглашенными дирижерами, список которых внушителен и, я бы даже сказала, красив.

- Да, но это список за много лет. В принципе, приглашенных дирижеров у нас очень немного, потому что в штате оркестра работают три дирижера. Кроме меня еще Энхе - главный дирижер молодежного симфонического оркестра нашей филармонии - и заслуженный артист России Алексей Доркин.

Оркестр обязательно должен работать с приглашенными дирижерами - это мое настойчивое требование к дирекции филармонии. И дирижеры должны быть такого класса, чтобы они что-то давали оркестру. Это большой стимул для оркестра, когда приезжают мастера уровня Дмитрия Китаенко, Геннадия Рождественского, Владимира Федосеева или Александра Лазарева. Есть дирижеры, с которыми оркестр дружит и которые возвращаются в наш оркестр. Это Александр Ведерников, Гинтарас Ринкявичус, Фабио Мастранжело. Вообще же, у нас по сравнению с другими оркестрами круг приглашенных дирижеров достаточно узкий, и в него очень трудно попасть.

- А вам самому интересна работа с чужим оркестром в качестве приглашенного дирижера - ее, кстати, много сейчас?

- В этом сезоне я выступал с Национальным оркестром Бельгии в Брюсселе, у меня было пять программ в Варшаве с польским оркестром «Sinfonia Varsovia» (художественный руководитель оркестра К.Пендерецкий), было выступление с Национальным оркестром Венгрии в Будапеште. Впереди концерты с оркестрами Долины Луары (Франция) и Оденсе (Дания), с которыми я уже работал, и две программы с оркестрами, мне пока незнакомыми. Это оркестр голландского Эйндховена и филармонический оркестр Тайпея на Тайване. А также концерты в Москве – с НФОР и с ГАСО им. Е.Светланова.

Выступать с другими оркестрами, конечно, интересно. В любом случае это встряска для дирижера. Одно дело, когда ты знаешь, чего ожидать от каждого человека (я ведь работаю со своим оркестром уже 18-й год), а тут - совершенно новая ситуация, и могут быть подводные камни, которые надо уметь почувствовать.

- Вы сейчас говорите про адреналин в крови?

- Не только, это еще и творческие импульсы. У каждого оркестра, особенно хорошего оркестра, есть свои традиции, свое лицо. И когда ты приезжаешь на гастроли, это нужно обязательно учитывать, то есть, предлагая что-то собственное, учитывать то, что уже заложено в оркестре. Такая работа - всегда сотрудничество, сотворчество. Ты должен, может быть, не углубляться в технологию, как это делаешь у себя дома, а задать творческие импульсы, которые заставят людей за тобой пойти. В этом случае результаты бывают очень интересными, даже приятными - я получаю удовольствие. И, в конце концов, дирижеры ведь тоже учатся, когда работают с другими оркестрами. Новый оркестр может заставить тебя в неожиданном ракурсе увидеть то, что казалось давно известным или стало привычным.

- Вы делали записи и с зарубежными исполнителями, и со своими музыкантами много раз. Сейчас как о проблеме говорят о том, что едва ли не рушатся лейблы, потому что мало кто покупает компакт-диски.

- Да, это очень серьезная проблема.

- Каким же еще может быть сегодня путь к слушателю?

- Вы знаете, Свердловская филармония - первая филармония в России, которая организовала виртуальный концертный зал. И это не просто онлайн-трансляции, это трансляции сигналов в формате HDTV - телевидения высокой четкости с очень качественным звуком. Это социальный проект, разработанный филармонией совместно с Министерством культуры Свердловской области. Дело в том, что наша область огромна по территории, дороги не везде хорошие - трудно представить, что человек поедет в Екатеринбург, например, за 500 километров, чтобы послушать в филармонии оркестр. И вот прокладывается оптический кабель, ставится качественная аппаратура - обычно это делается в библиотеках - и получается виртуальный концертный зал, куда приходят люди. На сцене филармонии рассаживаются музыканты, а здесь люди садятся перед экраном и слушают концерт. Таких виртуальных концертных залов в области уже много, и эта работа продолжается.

- Хочется обсудить еще один проект вашей филармонии - это Симфонический форум России, который в этом году проходил в Екатеринбурге уже во второй раз. Мне кажется, этот форум полезнее для наших музыкантов, чем фестиваль оркестров мира в Москве (что не отменяет моих сильных впечатлений от вашего выступления на нем в 2007 году, когда Уральский филармонический исполнил Десятую и Шестую симфонии Мясковского).

- Форумы разные нужны, форумы разные важны. Симфонического форума в России не было. Мы были первыми, и сегодня мы думаем уже о программе третьего форума. Но проблемы, с которыми столкнется наш форум, ровно такие, с которыми уже столкнулся форум в Москве: кого приглашать? Российские оркестры - я сейчас не имею в виду московские и петербургские коллективы - находятся в очень разном положении и почти во всех огромное количество проблем - и с укомплектованностью, и с качеством подготовки музыкантов. Для меня всегда очень болезненно узнавать, что работающие в том или ином оркестре люди не зарабатывают достаточно денег, чтобы просто жить.

- Вы говорили это лет 20 тому назад. Неужели ничего не меняется?

- Меняется. Есть примеры Новосибирского филармонического оркестра, нашего оркестра, улучшилось финансовое положение Омского симфонического. В Казани были приняты меры на уровне правительства республики, и сейчас Государственный симфонический оркестр Татарстана очень хорошо обеспечен. Но наряду с этим существует масса оркестров, у которых таких денег нет.

Я думаю, что этот форум, если говорить о его концертной части, очень важен. Во-первых, тем, что он для оркестров является серьезным стимулом. Это же видно и слышно, что люди стараются показать лучшее, на что способны, что выступать на форуме для них очень ответственно. А во-вторых, форум дает срез российской оркестровой жизни, показывает объективную картину, которая становится темой для обсуждения.

- На форуме были интересные круглые столы, в том числе «Оркестр и общество нужны друг другу». В Екатеринбурге это так?

- С одной стороны, в Екатеринбурге так оно и есть, оркестр и общество нужны другу другу, вне всяких сомнений. С другой стороны, для того, чтобы такая ситуация была всегда, нужна постоянная огромная работа.

- И эту работу в Свердловской филармонии делают с потрясающей активностью.

- Ну, а кто же ее будет делать, если не мы?

Бугрова Ольга
24.12.2012


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: