< №6 (122) Июнь 2014 >
Логотип
ЗА РУБЕЖОМ

СВОБОДА МУЗЫКИ ВО ФЬОРДАХ

В норвежском Бергене, который путеводители называют не иначе как «ворота во фьорды», прошел 62-й Международный фестиваль искусств, за две недели представивший порядка 200 проектов – концерты, драматические спектакли, выставки, программу под открытым небом

От традиционных европейских форумов, рассчитанных на утонченных ценителей в элегантных смокингах и вечерних платьях, Бергенский смотр отличается, как небо и земля. Здесь не признают дресс-кодов, равно как и ограничительных форматных рамок, превращающих фестиваль в событие для узкого круга сведущих меломанов. Значительная доля событий в Бергене проходит под открытым небом. Это различные перформансы, мобильные выставки, выступления хоров и оркестров, дискуссионные клубы, танцы. Дух уличной свободы и открытости проникает и в концертные залы, где академические концерты мирно сосуществует с экспериментами самого разного толка, а публика с одинаковой охотой приходит на Бетховена, вечер фламенко, новую пьесу Юна Фоссе или кинопоказ с последующим обсуждением увиденного.

В этом году фестиваль стал частью празднований 200-летия со дня принятия конституции Норвегии, объявив основными темами такие понятия, как свобода, личность и демократические ценности, и посвятив им проект, открывший смотр, – масштабное музыкально-сценическое представление Voices & Votes. Современная мистерия, рассказавшая об истории борьбы человечества за свободу (в основу концепции легли такие события истории XX века, как обретение независимости Индией, жизнь Нельсона Манделы, борьба за свободу в Палестине), объединила более 400 участников, включая Бергенский филармонический оркестр, гигантский хор, инструментальный ансамбль, оперных и этнических исполнителей.

Собственно академическая часть музыкальной афиши (а на фестивале была представлена и рок-музыка, и театр-варьете, и полижанровые проекты), хотя и не всегда была напрямую связана с заявленной тематикой, все же подходила ей как нельзя более. Меломанам предложили самые разные концерты на любой вкус, наглядно демонстрируя ту самую свободу выбора. В данном случае между проверенной классикой, мировыми премьерами, камерными вечерами в двух изумительных загородных виллах – Эдварда Грига и скрипача Уле Булля, барочной и ренессансной музыкой, исполняемой на аутентичных инструментах под каменными сводами средневековой резиденции короля Хокона.

Мировыми же звездами, приехавшими в Берген, мог бы гордиться любой самый прославленный европейский музыкальный фестиваль. Среди них – самый известный в мире норвежский пианист Лейф Уве Андснес, третий год подряд выступающий на фестивале вместе с Малеровским камерным оркестром с проектом из музыки Бетховена; Юлия Лежнева с ариями Генделя в сопровождении барочного оркестра Хельсинки, лидер американского минимализма Стив Райх и оркестр London Sinfonietta, французский ансамбль старинной музыки Le Concert Spirituel под управлением Эрве Нике, исполнивший скандинавскую премьеру мессы Алессандро Стриджио, и многие другие.

Одним из фестивальных трендов последнего времени стало активное продвижение новой музыки. Оно стало возможным благодаря деятельности нового артистического директора Андерса Байера, сумевшего органично вживить сочинения современных авторов в фестивальную жизнь. Одной из самых впечатляющих премьер стала грандиозная «Нордическая месса» шведского композитора Свена-Давида Сандстрёма, созданная по заказу фестиваля и посвященная датскому Камерному хору Могенса Дала – коллективу, специализирующемся на исполнении музыки скандинавских авторов. В исполнении этого хора сочинение и прозвучало в зале приемов короля Хокона – безупречно, величественно и в полном соответствии с сакральным замыслом.

«Нордическую мессу» композитор предназначил для хора a capella и солирующей виолончели. От собственно мессы он взял формальную структуру – пять частей получили названия Kyrie, Gloria, Credo, Sanctus и Agnus Dei, однако внутри каждой из частей Сандстрём использовал стихи шведского поэта, лауреата Нобелевской премии Тумаса Транстрёмера разных лет. Определение «месса» относилось, скорее, к литургической сути сочинения, автор которого воздвиг музыкальный памятник Скандинавии, обратившись к истокам – фольклорной хоровой традиции и «золотому веку» профессиональной музыки, знаковыми фигурами которого стали Сибелиус и Григ.

Музыкальная стилистика мессы приближалась к неоромантизму – современное звучание автор наполнил ощущением светлой грусти и ностальгии. Солирующей виолончели (виолончелист Токе Мёлдруп) композитор предназначил функцию комментатора, голоса из сегодняшнего времени, чьи резкие, обрывистые и полные диссонансов фразы в начале оформились в финале в романтическую мелодию – символ той гармонии, которую каждый из нас все еще может найти, обратившись к своим истокам.

Дипломатическая миссия культуры

Художественный руководитель и главный исполнительный директор Бергенского международного фестиваля датчанин Андерс Байер – пианист, музыковед, философ, автор книг и многочисленных статей о классической музыке, крупнейший в Скандинавии музыкальный продюсер. В 2006 году, забросив преподавательскую деятельность, Байер возглавил датский ансамбль Athelas Sinfonietta, который под его руководством стал одним из ведущих европейских коллективов, исполняющих современную музыку. В 2009 году на его базе Байер основал масштабный форум музыкального авангарда, а затем Копенгагенский оперный фестиваль. В течение нескольких сезонов он был художественным советником Бергенского фестиваля, а три года назад возглавил его. О задачах, концепции и будущем форума его глава рассказал корреспонденту «Играем с начала».

– Для вас это было важно – посвятить фестивальные программы юбилею норвежской конституции?

– Норвегия – молодое государство, ему всего лишь двести лет. Если сравнивать, например, с Данией, это очень небольшой срок. Поэтому норвежцы невероятно гордятся своей конституцией. Каждый год 17 мая жители городов выходят на улицы в национальных костюмах, испытывая совершенно особые чувства. Такого нет больше ни в одной скандинавской стране. Поэтому было очевидно, что фестиваль отдаст должное этой дате, но тему свободы я хотел поместить в интернациональный контекст – ведь мы живем в эпоху глобализации. Эта идея получила воплощение не только в открывшем фестиваль представлении Voices & Votes, она так или иначе нашла отражение во всех наших проектах.

– Когда вы возглавили Бергенский фестиваль, какие задачи перед вами стояли?

– Для меня самым важным было и есть превратить фестиваль в некую платформу, где высказываются и обсуждаются самые разные мнения. Цель дискуссии – понять, что же по-настоящему интересует сегодняшнее общество. Соглашаясь приехать сюда, я исходил из того, что фестивалю с такой прекрасной многолетней историей необходим ребрендинг. Постулат «искусство ради искусства» здесь не работает, мы должны быть интересны людям, должны помочь им осмыслить их собственную жизнь. Поэтому я предложил новый визуальный образ, новую стратегию. И уже в первый год мы получили впечатляющие результаты – наша аудитория составила 85 тысяч зрителей за 15 дней. Это лучшая статистика за все время существования фестиваля. После этого мы поняли, куда будем двигаться дальше и чего хотим достичь. Образно говоря, наша цель превратить 62-летнюю пожилую леди в дерзкую девчонку. Это немного авантюрно и, возможно, чревато ошибками, но мы намерены и дальше искать собственные пути и быть открытыми всему новому.

– Тем не менее фестиваль соблюдает выверенный баланс между традиционными формами и экспериментальными проектами. Афиша классических концертов – камерных, симфонических, хоровых – впечатляет разнообразием и качеством.

– Дело в том, что я – профессиональный музыкант, большая часть моей жизни была отдана исполнению, изучению, продвижению академической музыки. У меня очень крепкие связи с русскими музыкантами из Москвы и Петербурга, так как я серьезно занимался такими фигурами как Губайдулина, Шнитке, Денисов. Естественно, больше всего меня интересовала и интересует музыкальная программа. Ей я уделяю самое пристальное внимание, хотя не упускаю из виду и другие фестивальные направления.

– Ваша любовь к авангарду объясняет большое количество мировых премьер, созданных по заказу фестиваля.

– У нас в этом году 16 мировых премьер – восемь музыкальных, восемь в драматическом театре. Но то, что делаем мы – далеко не предел. На международном фестивале в Манчестере представляют до 25 мировых премьер. Другое дело, что новые произведения тоже должны быть разнообразными. Мне интересны и синтетические проекты, объединяющие порой полярные жанры. Так, мы просим, например, Ника Кейва написать оперу. Или мне было бы интересно пригласить Элен Гримо вместе с ее волками. (Французская пианистка Элен Гримо посвятила много лет изучению жизни волков в естественных условиях, является автором книги «Дикие гармонии: жизнь с музыкой и волками» – Е.Ч.). Представляя новые сочинения или постановки, мы вновь возвращаемся к запросам общества. В этом году мы рассуждаем о демократии – казалось бы, все очевидно. На деле же мы зачастую самодовольны и самоуверенны, произнося слова «свобода», «права человека» и другие. На этом фестивале мы осуществили проект с молодыми ребятами из Северной Кореи – самой закрытой страны, в которой эти ценности в нашем понимании отсутствуют. Но я верю в дипломатическую миссию культуры, мы можем собрать людей вместе. Многие изменения в мире могут произойти после того, как общество увидит некую альтернативу взаимодействия. Совместный проект с Северной Кореей – в первую очередь акт культурной дипломатии.

– Тема следующего фестиваля продолжит эту линию?

– Безусловно. В следующем году в фокусе внимания будут новые экономические лидеры современного мира. Это, например, Индия, Бразилия, Китай. Их экономики стремительно развиваются и меняют мир, как бы мы к этому ни относились. Вскоре эти страны начнут оказывать большое влияние на всех нас, и мне нравится предсказывать будущее в рамках фестиваля искусств. Это амбициозные задачи, но они имеют большие перспективы.

Чишковская Елена
16.06.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: