< №6 (133) Июнь 2015 >
Логотип
МАЭСТРО

Валерий Халилов: «Я ГОРЖУСЬ СВОИМ ОРКЕСТРОМ, КОГДА НАС ПРИНИМАЮТ ВОСТОРЖЕННО»

О профессии военного дирижера, о военно-музыкальных фестивалях и о Центральном военном оркестре Министерства обороны РФ – в беседе с главным военным дирижером России народным артистом России, генерал-лейтенантом Валерием Халиловым

– Валерий Михайлович, когда вы поняли, что профессия военного дирижера – это ваш путь?

– Мой отец был военным дирижером, и этим фактом моя профессия была предопределена. Когда мне было 11 лет, отец отвел меня в Московскую военно-музыкальную школу (это среднее специальное образование, впоследствии школа стала называться училищем). По ее окончании я поступил на военно-дирижерский факультет Московской консерватории.

– Как вышло так, что, родившись в небольшом городке Узбекистана, вы оказались в Москве?

– Отец приехал в Москву в 1961 году и демобилизовался, вот мы и остались здесь.

– Кто были вашими главными учителями в музыке?

– Авангард Алексеевич Федотов был одним из моих преподавателей по кларнету, Виктор Петрович Яковлев – по фортепиано, Леонтий Федорович Дунаев – по инструментовке, Георгий Петрович Алявдин – по дирижированию. Они сформировали мои профессиональные знания, заразили своим искусством. Композицией я занимался в кружке военно-научного общества у Виктора Акимовича Шепелева. Я не оканчивал композиторский факультет в консерватории, но достаточно хорошо разбираюсь в жанрах марша, песни, увертюры и именно в них предпочитаю писать музыку.

– Что вас привлекает в композиции? Каковы ваши творческие цели?

– Я практически не пишу по указке кого-либо, по заказам, это бывает крайне редко. Я пишу только по внутренней необходимости, только если произведение внутренне созрело. Почти вся моя музыка программная. Однако композиция – это только дополнение к моей основной профессии военного дирижера. Я этим занимаюсь в свободное от работы, от службы время.

– Вы – член Союза московских композиторов, ваш оркестр часто фигурирует в программах главного фестиваля СМК «Московская осень»…

– Каждый год я представляю свое новое произведение. Кроме того, оркестр играет сочинения других авторов любой степени сложности – от Георгия Сальникова до Александра Чайковского.

– По какому принципу вы отбираете произведения?

– Это программы, которые нам предлагает Союз композиторов.

– Кто из современных авторов вам особенно близок по творческим ориентирам?

– Честно говоря, у меня нет никаких привязанностей. Может быть, в какой-то степени Геннадий Чернов, который очень грамотно пишет для духового оркестра. Борис Чайковский.

– Вы проходили службу только в качестве военного дирижера или служили и в реальных войсках?

– У нас в России все военные оркестры служат в конкретных войсках – полках, бригадах, дивизиях. Я начинал и заканчивал службу, будучи военным дирижером Пушкинского высшего училища радиоэлектроники ПВО (в бывшем Царском Селе под Санкт-Петербургом).

– В каких мероприятиях оркестр Министерства обороны участвовал в связи с празднованием 70-летия Победы?

– Мы давали концерты в Большом зале Московской консерватории 4 и 5 мая. Вечер 4-го был посвящен 90-летию Авангарда Алексеевича Федотова – участника Парада Победы, академика, профессора, народного артиста России, создателя «Антологии кларнета». Среди прочего звучали его аранжировки песен Тихона Хренникова для кларнета с оркестром. Концерт 5 мая состоял из двух тематических отделений: в первом исполнялась кантата «Александр Невский» Сергея Прокофьева, во втором – авторская программа Александры Пахмутовой, в которой принимала участие сама Александра Николаевна (также на сцену выходили Иосиф Кобзон, Тамрико Гвердцители и другие). В рамках Пасхального фестиваля в Театре Российской армии 8 мая мы выступали вместе с оркестром Мариинского театра. Впервые на этой сцене объединились два симфонических оркестра – порядка 170 человек. Оркестр Министерства обороны под моим руководством исполнял увертюру «1812 год» П.И. Чайковского. Оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Абисаловича Гергиева – его же вторую часть из Пятой симфонии и «Славянский марш», а на десерт прозвучал марш «Прощание славянки» Василия Агапкина, что тоже было интересно в подаче академического дирижера. Конечно, оркестр Министерства обороны участвовал в военном параде на Красной площади. А вечером 9 мая – в фестивале искусств, где объединенный хор (600 человек из разных регионов России) исполнял под наш аккомпанемент песни о Великой Отечественной войне.

– Существуют ли сейчас военно-музыкальные фестивали, в которых вы принимаете участие?

– Во-первых, это сентябрьский форум «Спасская башня» на Красной площади. Во-вторых, фестиваль «Амурские волны» в Хабаровске. Его формат такой: сначала проходят концерты оркестров на отдельных площадках, затем все они объединяются в большой сводный оркестр.

– Насколько активно ваш оркестр ведет гастрольную деятельность?

– Очень активно. Недавно мы вернулись из Тувы, где в прошлом году отмечалось 100-летие единения Тувы и России, а в этом году широко празднуется 70-летие Победы. В годы Великой Отечественной тувинцы принимали участие в военных действиях, это очень мужественный народ, у которого много героев, отличившихся в сражениях. Кроме того, Тува поставила на фронт животноводческой и другой продукции больше, чем наши союзники США и Великобритания вместе взятые.

– Вы гастролировали с ведущими оркестрами Вооруженных сил РФ – от США до Монголии. Где вам публика запомнилась больше всего?

– Самая восторженная публика – в российских регионах. Та же тувинская публика, например, которая не избалована большими оркестровыми составами. К тому же там много детей, которые впитывают все как губка и которые должны быть воспитаны на лучших образцах.

– Когда вы исполняете, скажем, песни Великой Отечественной войны и вообще советские песни где-нибудь в Монголии, как публика это воспринимает?

– Хорошо воспринимает, эти песни знает весь мир. «Катюша», «Подмосковные вечера»…

– Расскажите о самых ярких событиях прошедшего сезона и о ближайших планах.

– Для меня было важным и знаковым выступление в качестве дирижера с симфоническими оркестрами Владимира Федосеева (в Большом зале Московской консерватории) и Павла Когана (в «Оркестрионе»). Было необычно, интересно и приятно дирижировать этими коллективами. С оркестром Павла Когана (это великолепный молодежный оркестр с большим будущим) мы сделали оригинальный проект: известные вальсы, написанные для духового оркестра («На сопках Маньчжурии», «Осенний сон», «Амурские волны» и другие), мы исполняли в переложении для оркестра симфонического. Музыканты восприняли этот проект с энтузиазмом, хотя сыграть подряд 17-18 совершенно разных вальсов для них было непривычно и, думаю, нелегко. Тем более что времени на репетиции было не так уж много. А то, что мне было дозволено дирижировать Большим симфоническом оркестром им. П.И. Чайковского, думаю, подчеркивает нынешний авторитет военно-оркестровой службы, и для меня это особая честь. Недавно мы участвовали в концерте, посвященном Дню славянской письменности и культуры, где на одной сцене объединились сводный хор из более 2000 человек и три оркестра (Симфонический оркестр Министерства обороны, Центральный концертный образцовый оркестр им. Н.А. Римского-Корсакова ВМФ России и Оркестр народных инструментов им. Л.Г. Зыкиной). Всем известны святые равноапостольные братья, создатели славянской азбуки Кирилл и Мефодий. День славянской письменности празднуется на протяжении более четверти века, но последние три года в связи с тем, что большое внимание уделяется хоровому пению и даже воссоздано Всероссийское хоровое общество, появилась возможность сплотить хоры из разных регионов в один огромный коллектив и отмечать этот день выступлением такого коллектива на Красной площади под аккомпанемент нескольких оркестров. Задача праздника, прежде всего, – в вовлечении публики в пение и в единении через пение, чтобы пела вся площадь, поэтому программа подбирается демократичная, из популярных песен. В этом году она начиналась со звучания православных хоров a cappella (посвящение Кириллу и Мефодию), а затем пелись светские песни, которые знают все.

Если говорить о гастролях нашего оркестра, в прошлом году, например, мы были в Пхеньяне. Огромные концертные залы, выступления и перед военными, и перед гражданскими самых разных слоев общества, великолепный прием. В Северной Корее вообще очень развита военно-музыкальная культура, есть замечательный хор из 140 человек и не менее замечательный оркестр, с которым мне довелось работать. Только что мы вернулись с фестиваля «Амурские волны». В июне едем в Тамбов, где будет проходить международный музыкальный фестиваль (Тамбов – родина В.И. Агапкина и И.А. Шатрова, и во время проведения этого фестиваля там открывается памятник этим двум широко известным военным дирижерам и композиторам). Осенью мы полетим в Южно-Сахалинск, где в седьмой раз будем проводить международный военно-музыкальный фестиваль. В предыдущие годы мы уже объездили весь остров, вели просветительскую деятельность, выступали на улицах – отдаленные гарнизоны, да и обычные люди в удаленных регионах не должны быть обделены искусством. Были мы даже на Курилах, куда сутки добирались от Южно-Сахалинска на пароходе. Были и в Хакасии. И, конечно, каждый год мы посещаем города Центральной России – Смоленск, Волгоград, Казань и многие другие. Вообще мы предназначены в первую очередь именно для гастролей по российским регионам. У меня нет особой гордости, когда наш оркестр выезжает за границу. Я горжусь своим оркестром тогда, когда люди в российских регионах принимают нас восторженно.

– Есть ли у оркестра какие-то проблемы, к которым вы бы хотели привлечь внимание музыкального сообщества?

– Проблема у всех оркестров, по-моему, одинаковая – это кадры. Чем больше финансирование, тем лучше кадры. Мы обычный оркестр, у нас нет гранта, поэтому у нас очень много молодежи, в том числе и студентов, которые учатся и работают одновременно. Это, конечно, ограничивает наши возможности. Но работать с молодежным оркестром – большое удовольствие, я вижу, как горят глаза у музыкантов, как они профессионально растут.

– Где вы сейчас преподаете?

– В Российской академии музыки им. Гнесиных. Я преподаю оркестровое дирижирование студентам, профессия которых – инструментальное исполнительство. Для них это не профилирующий предмет, но тем не менее вызывающий интерес. Потому что оркестровые исполнители должны знать семантику жестов дирижера, и лучше всего эта семантика постигается в процессе овладения искусством дирижирования. К тому же дирижерские навыки, пусть и на начальном этапе, могут пригодиться в жизни: бывает, оркестранты становятся руководителями самодеятельных духовых оркестров, а у нас сейчас, к сожалению, не готовят таких специалистов. Вообще преподавание в широком смысле – это когда подаешь пример, скажем, своим выступлением на концерте и когда молодые дирижеры стараются перенять твое мастерство. С моей точки зрения, самое лучшее образование – самообразование, и это непрерывный процесс.

Юрьев Петр
22.06.2015


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: