< №5 (143) Май 2016 >
Логотип

НЕМЕЦКИЙ ДЕСАНТ НОВОЙ МУЗЫКИ

В столице Сибири прошли семинары по современной музыке в рамках проекта «ConTAKT: Дармштадт – Новосибирск»

Упоминание Дармштадта в названии неслучайно, и не только потому, что этот город ассоциируется с известнейшей композиторской школой, определившей развитие западноевропейского послевоенного авангарда. С этим городом связана активность берлинских музыкантов, посетивших Новосибирск: пианистов Бьорна Леманна и Нориэ Такахаси и композитора Себастьяна Штира. Основным полем деятельности во время их пребывания в Сибири стала Новосибирская государственная консерватория.

Серия интенсивных семинаров, рассчитанных на четыре дня, началась со знакомства с творчеством Себастьяна Штира. Композитор, преподаватель прославленной Высшей школы им. Ханса Айслера познакомил студентов с несколькими своими сочинениями, в которых явно обнаруживался след упомянутой дармштадской школы: свободный атонализм, радикальные тембровые решения, резкие динамические контрасты между эпизодами и тщательная маскировка (а в ряде случаев – и полное отсутствие) регулярного метра. Возможно, для многих современных композиторов подобные технические аспекты стали уже общим местом, но характерная особенность музыки Штира – сочетание выверенности с эмоциональностью и образностью, что в нынешнем академическом авангарде встречается не так уж часто.

Основательная подготовленность Штира в области анализа современной музыки ярчайше проявилась на следующем семинаре, который он вел уже совместно с Бьорном Леманном и Нориэ Такахаси. Анализ двадцатиминутного сочинения «Монологи» для двух фортепиано Бернда Алоиза Циммермана продлился три часа. Музыканты детально рассматривали цитаты, скрытые в непростой ткани пьесы, через фактурные приемы выявляли ее связь с популярной в 50-х годах техникой тотального сериализма, показывали специфику работы над комплексными ритмическими рисунками.

Эта линия семинара продолжилась на следующий день разбором двухрояльного произведения молодого, но уже весьма успешного берлинского композитора Арнульфа Херманна Haumusik. Коллажность и сочетание привычного и «неправильного» в этом трехчастном сочинении – своеобразный ответ «Монологам» Циммермана. Далее анализу были подвергнуты сочинение Луиджи Ноно ...Sofferte onde serene... для фортепиано соло и фонограммы и пьеса его ученика Хельмута Лахенманна Guero, построенная на нетрадиционных способах звукоизвлечения (в частности, исполнителю предписывается водить ногтем по поверхности клавиатуры, не нажимая на клавиши). Среди ведущих семинара установилось своеобразное разделение труда: Штир больше рассказывал о структурах произведений и способах нотации, в то время как Леманн и Такахаси концентрировались на исполнительских проблемах, тут же демонстрируя фрагменты рассматриваемых работ на инструментах.

Важной частью немецкого новомузыкального десанта стали консультации студентов Новосибирской консерватории и Новосибирской специальной музыкальной школы. Не так уж часто молодым сибирским композиторам предоставляется возможность показать свои работы более опытным зарубежным коллегам, а молодым пианистам – получить помощь в понимании фортепианного репертуара ХХ века, исполнение которого в Новосибирске – большая редкость. Очевидно, поэтому концерт в Большом зале консерватории, завершавший проект ConTAKT, собрал необычайно много народу, причем большинство аудитории составляли именно студенты и преподаватели – хороший знак для продолжения подобных акций.

Концерт-панорама фортепианной музыки послевоенного авангарда в исполнении Нориэ Такахаси и Бьорна Леманна открылся Сонатиной для фортепиано в четыре руки малоизвестного в России американского композитора Конлона Нанкэрроу. Правда, и на родине этот композитор, писавший сложные полиметрические произведения для механического пианино (ибо считал, что человек столь необычные метроритмические соотношения воспроизвести не сможет), обрел известность уже после ухода из жизни. Однако Сонатина – раннее и несложное в плане языка сочинение Нанкэрроу – послужила своеобразным разогревом, «прелюдией» к более сложной музыке.

Вслед за Hausmusk Херманна (музыканты намеренно выбрали для разбора на семинарах пьесы из концертной программы) прозвучали «Восемь пьес для фортепиано соло» Дьёрдя Куртага – цикл изящных миниатюр с прозрачной фактурой, по отношению к которым исполненный далее «драйвовый» опус берлинца Габриэля Ирони Anomorphosen II (сочинение 2015 года!) прозвучал разительным контрастом. Затем – уже известные по семинарам сольные пьесы Ноно и Лахенманна (все соло исполнял Бьорн Леманн) и «Монологи» Циммермана, где дуэт Такахаси – Леманн показал невероятное разнообразие исполнительских способностей, благо партитура «Монологов» тому способствовала.

Финал концерта – совместная работа гостей и местных исполнителей: десятиминутную Déjà Vu Себастьяна Штира интенсивно репетировали сначала самостоятельно, а потом уже совместно с композитором. И вот итог: сложное по тембровым и ритмическим приемам сочинение блестяще исполнено новосибирцами – опытной кларнетисткой Маргаритой Аунс, струнным квартетом консерватории (Мария Лазарева и Наталия Мальцева – скрипки, Мария Цеван – альт, Павел Дашкин – виолончель) при участии Бьорна Леманна за роялем и автора в качестве дирижера.

На фото Н. Такахасии Б. Леманн

Фото Натальи Думно

Столяр  Роман
31.05.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: