< №11 (170) Ноябрь 2018
Логотип
УЗОРЫ МЫСЛИ

ПОВОРОТ НА БРИТТЕНА

В программу празднования 105-летия со дня рождения Бенджамина Бриттена в Мариинском театре вошли премьера его «Путеводителя по оркестру для молодежи», исполнение водевиля «Золотая тщета» Хором мальчиков Хорового училища им. М.И. Глинки и опера «Поворот винта», в которой дебютировал 12-летний Григорий Андрулис

В сравнении с мировыми театрами, Бриттена в репертуаре Мариинского немного, однако в российском контексте – целых два названия: оперы «Поворот винта» и «Сон в летнюю ночь». Теперь появился и его знаменитый «Путеводитель по оркестру», который был дан в один вечер с «Простой симфонией», после чего логично было бы взяться и за удивительное творческое «лего» Бриттена – интерактивный проект «Давайте ставить оперу».

Бриттен – бесспорный гений ХХ века, чей колоссальный дар выразился в очень многом, прежде всего – в ясности музыкального языка, виртуозном отборе выразительных средств и, конечно, невероятно интенсивном развитии жанра оперы. За бортом репертуара Мариинского театра остаются до сих пор и «Билли Бадд», и «Глориана», и «Альберт Херринг», и «Питер Граймс», и «Смерть в Венеции», и «Поругание Лукреции». Каждое из этих сочинений было для Бриттена тщательно осмысленным сюжетом, выражавшим острейший резонанс личного духовно-психологического мира с реальностью.

Камерную оперу «Поворот винта» по новелле Генри Джеймса в Мариинском театре в 2006 году поставил шотландец Дэвид МакВикар – один из самых востребованных режиссеров современности, которого любят за то, что он никогда не отвергает исторический контекст, используя его как уникальный шанс для поиска ответов на собственные режиссерские вопросы.

Цветовая гамма в «Повороте винта» – нечто от дагерротипа в серо-коричневых тонах или – от помутневшего зеркала. Художник-постановщик Таня Маккаллин вместе с художником по свету Адамом Сильверманом создали стереофоничное пространство с возможностью показа разных планов, с иллюзией скрытой камеры в момент открывающегося и закрывающегося объектива. История, в которой остро чувствуется готический ужас, в таком эффектном оформлении вызывает мороз по коже, особенно в моменты явления призраков – Питера Куинта и Мисс Джессел.

Александр Тимченко в партии Куинта за прошедшие с премьеры годы стал большим мастером. Он идеально чувствует английскость вокальной линии с ее интеллектуальными изломами, которые «выписывает» своим сверхчутким лирическим тенором, как искусный каллиграф. Рядом с ним – «тяжелая поступь» меццо-сопрано Любови Соколовой в роли Мисс Джессел. Вместе они создают этакое загробное слияние инь и янь, напоминая о порочном зове плоти, сгубившем обоих и продолжающим губить после их физической смерти.

Сейсмически чуткий к музыкальной драматургии МакВикар и его художники выпускают на сцену вместе с призраками леденящие тени, которые вот-вот готовы перебраться и в зрительный зал. В данном спектакле вся эта мистика чуть было не обернулась несчастным случаем – тем самым неосторожным поворотом винта. Кровать, которую артисты миманса дважды прикрепляли, чуть не сорвалась прямиком в оркестровую яму. Положение спасла сопрано Ирина Васильева, исполнявшая партию Гувернантки. Ей и по роли следовало спасать детей, отбившихся от рук, но пришлось делать это и буквально. Опытная артистка с чутким материнским сердцем успела схватиться за спинку кровати с беспечно усевшимся на ней, согласно рисунку роли, 12-летним певцом. Опасность миновала – все остались целы и невредимы.

Дети в произведениях Бриттена занимают особое место. Композитор писал для них и собственно детскую музыку, преимущественно хоровую, как, например, водевиль «Золотая тщета», цикл «Рождественские песни» и многое другое. В «Повороте винта» он сделал мальчика полноценным исполнителем с непростыми и абсолютно взрослыми задачами, бескомпромиссно поручив роль Майлза не какому-нибудь травестийному меццо-сопрано, но настоящему ребенку. А ведь в финале оперы ребенок погибает, выходя победителем из мучительной схватки с дьявольским призраком-искусителем. Вслед за Джеймсом Бриттен показал, как все более беспомощен становится мир взрослых в защите детей от злых сил и как сильны могут быть дети в принятии мужественных решений.

До Григория Андрулиса Майлза пели с разной степенью успеха и другие мальчики. После первого исполнителя этой партии в 2006 году Николая Ирви (тогда – также учащегося Хорового училища, а сегодня – солиста хора Мариинского театра) Григорий очень успешно взял непростую бриттеновскую высоту.

Маэстро Гавриэль Гейне вел оркестр с большой долей отстраненности, словно ограждая сознание – свое и слушателей – от затягивающей мистики и атмосферы давящего ужаса, методично листая страницы партитуры.

Фото Натальи Яшиной

Дудин Владимир
30.11.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: