< №5 (43) Май 2007 >
Логотип
ГОРЯЧАЯ ТЕМА

ПЕДАГОГИКА ГАРМОНИЧНОГО РАЗВИТИЯ

«Педагогика гармоничного развития музыканта: новая гуманистическая образовательная парадигма». Широко известная в профессиональной среде, эта книга излагает авторскую методику С.О. Мильтоняна. Заслуженный работник культуры РФ Степан Ованесович Мильтонян – преподаватель по классу скрипки Тверского музыкального училища и музыкальной школы при училище. Создавая свою методику, он поставил во главу угла требования возрастной и педагогической психологии.

Интерес к этой методике нового поколения огромен, что подтверждают сообщения, доклады, семинары, которые С.О. Мильтонян проводит в десятках областей России и за рубежом (в Германии, Швейцарии, Великобритании). Показателен был и весенний семинар в Москве, собравший педагогов из Ярославля, Новоуральска, Тулы, Тамбова, Курска, Марий-Эл. Приведем один отзыв как наиболее характерный среди многочисленных подобных высказываний участников семинаров С.О. Мильтоняна:

«Для нас это было просто откровение. Наше поколение настолько привыкло жить и работать в рамках старой командно-административной системы, что уже не замечает весь ее ужас, нелепость и парадокс. И вот появляется человек, который просто и понятно объясняет наше состояние – то, что уже давно витает в воздухе, то, что чувствуют многие преподаватели музыкальных школ. Работать по-старому невозможно. Выход прост и одновременно сложен: надо увидеть Человека в ребенке, который стал твоим учеником, и тогда все становится на свои места».

В развитие темы предлагаем беседу с педагогом-новатором С.О. Мильтоняном, которой предшествуют тезисы, написанные им для выступления (по объективным причинам несостоявшегося) на февральском круглом столе в Министерстве культуры России «Проблемы и перспективы системы художественного образования».

Уважаемые коллеги!

Учебные заведения организованы ради ребенка. Ребенок существо высокоэнергетичное. Аналог – стебелек, пробивающий в своей тяге к солнцу асфальт. Если созданы условия, развитие ребенка будет гармоничным, полноценным. Чаще оно, к сожалению, деформированное.

Проблема развития нового поколения и введения его в сообщество людей всегда стояла перед человечеством. По мере разделения труда она выделилась в отрасль деятельности, которую определяют как образование. Вместе со сменой исторических формаций менялись и цели образования. Сегодня закон об образовании гласит: образование – это обучение и воспитание.

С обучением исторически ясно. Воспитание – по В.В. Давыдову – формирование и развитие нравственных качеств. Это возможно при межличностном общении. Вербальные формы воспитания недейственны, действенны деятельные. Сегодня говорить о качественном воспитании в общеобразовательной школе преждевременно. Цели воспитания не подняты на должную высоту даже в национальном проекте образования. Этот пробел частично – потому что распространяется на 7-8% детей – компенсирует детское художественно образование. Именно здесь через механизм сочувствия и сопереживания в общении с искусством ребенок получает недостающую часть воспитания. Чем больше проверенной временем классики получит ребенок, тем глубже его нравственные устои, прочнее основательность дальнейшей жизни.

ДМШ несет двойственную функцию: с одной стороны, воспитательную (в широком смысле) для каждого ребенка, с другой - это начало профессионального образования. Угадать будущих профессионалов очень сложно, дети растут в разных темпо-ритмах. Поэтому разъединить эти функции, вычленив только профессиональную, невозможно. Именно в слитности функций мудрость исторически уникальной системы музыкального образования нашей страны.

Сегодня я констатирую факт открытой деградации системы музыкального образования (СМО). Пик продуктивности СМО – 30 – 60-е годы, 70-е – начало застоя. В 80-х необходимость движения ощущается остро.

1980 г. Тбилиси. I Всесоюзная научно-теоретическая конференция по проблемам воспитания и обучения педагогов-музыкантов. В выступлениях А.Д.Алексеева, М.Д.Авазашвили, Ф.Г.Арзаманова, А.Л.Готсдинера, Ю.А.Полянского – призывы совершенствовать систему психолого-педагогического образования будущих преподавателей музыкально-теоретических и исполнительских дисциплин.

1990 г. Завершена работа над новой методикой обучения юных музыкантов – методикой нового поколения, учитывающей и реализующей требования возрастной и педагогической психологии, современной теории учебной деятельности. Как ее автор, я с полным основанием говорю: получены стабильные, для меня неожиданно яркие результаты развития личности ребенка, его музыкальной и инструментальной подготовки. Характерно, что в нескольких отзывах, написанных в разное время в разных городах, демократичная методика нового поколения названа выходом из создавшегося педагогического тупика. Методика изложена в моей книге «Педагогика гармоничного развития…» (1997 г.), среди рецензентов которой - М.С. Старчеус и В.В. Давыдов.

1990 г. Социально-психологические исследования в Челябинске. 308 из 596 опрошенных заявили о своей неудовлетворенности обучением в ДМШ. Система образования определена как тоталитарная. Деградация системы о скрытой фазе усиливается.

1999 г. Межрегиональная конференция в Московской консерватории. Представлен 21 регион. Ввиду негосударственного, общественного статуса, ее выводы и рекомендации никто в Министерстве культуры не услышал.

С 1993 по 2004 гг. вышли четыре мои статьи – большие концептуальные высказывания в общероссийской прессе, посвященные необходимости созыва научной конференции по ситуации в СМО.

2005 г. Конференция в Саратове. «Скорая помощь» для горячих случаев уже открытых форм деградации СМО. Фундаментального научно-теоретического анализа ситуации, судя по прессе и последующим действиям властей, не проводилось.

2006 г. В документе «Об организации работы ДШИ в 2006/07 учебном году» есть позиция: «… создание условия развития ДМШ, внедрение инноваций, определяющих новое содержание и качество образования».

Эмпирический инновационный опыт, накапливаемый в практике образовательного процесса, безусловно, является одним из богатых источников повышения качества образования. Однако он может оказаться невостребованным широкой образовательной практикой и остаться частным случаем без соответствующего теоретико-методологического и конкретного научного обоснования.

Сегодня уровень научно-практического обеспечения в музыкальной педагогике архаичный. Господствуют эмпирические методы развития ребенка. Они коррелируют с командно-административной системой управления творческим процессом музыкальной педагогики, авторитарностью учителя и субъект-объектными отношениями между ним и учеником. Доминирует традиционный объяснительно-иллюстративный репродуктивный тип обучения.

В соответствии с основными идеями современной гуманистической психологии, выводами отечественной психолого-педагогической школы Выготского, Эльконина, Давыдова, так называемая классическая, а в своей основе технократическая парадигма (дети идут в школу за технологиями – знаниями, умениями, навыками) должна исторически уступить гуманистической. Главной целью образования выступает становление и развитие человека, его самоопределение и самореализация как личности. Необходимы фундаментальные научно обоснованные изменения в СМО с позиций современных требований возрастной и педагогической психологии. Сегодняшнее состояние здесь – нонсенс, исторический анекдот педагогики вне психологии.

Науки обновляются как целостные системы. Обновление должно затронуть все уровни непрерывного образования и все структурные звенья педагогической системы, цели, содержание, педагогические технологии, деятельность педагога и обучающихся, образовательную чреду, способы управления процессом.

Мои предложения таковы:

- Проведение общероссийской конференции № 2.

- Поэтапный перевод СМО с принципов командно-административного управления на творческие. Эта работа должна осуществляться в синхронном соответствии с движением остальных элементов научно-обоснованного обновления СМО. Соотношение командно-административных и творческих систем полностью аналогично соотношению плановой и рыночной экономики.

- Остро необходимо учреждение именно при Министерстве культуры Центра с целями:

а) создание единого научно-методического и информационного пространства на территории России;

в) консолидация субъектов СМО – административных и личностных – по горизонтали и вертикали;

с) формирование на ее основе общественного крыла в дополнение к административно-управленческому для научной, административной и других видов экспертизы коррекции деятельности СМО. Сегодня демократичных форм обратной связи с общественностью практически нет.

d) создание Методсовета при Министерстве культуры.

Повторю, необходимость подобного Центра ощущается остро. Сегодня мы разрознены, профессионально общаемся между собой стихийно, на бытовом уровне.

- Способы повышения квалификации субъектов СМО:

а) методическая секция при Центре как одна из самых демократичных форм движения информации;

в) необходимо издание теоретического журнала «Музыкальная педагогика»;

с) необходимо издание учебника возрастной и педагогической психологии для музыкальных учебных заведений и педагогов.

- Необходимо определить головной вуз, который вплотную будет заниматься проблемами СМО.

Сегодня в работе педагога общего образования семь критериев работы. У его коллеги музыканта – три-четыре. Эти цифры о многом говорят…

* * *

- Итак, вы предлагаете реформу?

- Реформа – вещь тяжелая. Я говорю о необходимости делать поступенные движения, чтобы осовременить музыкальную педагогику.

Суть вот в чем. Если бы музыкальная педагогика смогла ассимилировать требования возрастной и педагогической психологии, то есть двух мощных разделов психологии, то в итоге все выглядело бы иначе, нежели та реальность, с которой мы имеем дело. На сегодняшний день я констатирую и готов отвечать за свои слова в любой инстанции: наша музыкальная педагогика, к сожалению, неполноценна. Я имею в виду не действия отдельных педагогов, среди которых много талантливых профессионалов. Речь - о системном подходе. Системно у нас дегуманизированная педагогика. Личности ученика, а во многом и педагога, угнетены. Педагогика направлена на передачу ребенку технологии. В принципе, это хорошо, благородно, исторически оправданно и в свое время принесло немало толку. Но времена меняются, и сегодня многие положения нашей системы музыкального образования абсолютно анахроничны. Наверху пирамиды – администратор, а должен быть субъект, ради которого открыто учебное заведение, то есть личность ученика. И не декларативно (ясно, что любой нормальный педагог считается с личностью своего ученика), а по существу: речь идет о структуре действий педагога.

- В какой форме вы проводите эту мысль на своих семинарах?

- Семинар у меня традиционно трехдневный, работаем по 6 часов в день. Насыщенная лекционная деятельность, круглый стол, обмен мнениями, практикум (я показываю учеников). Семинары – это передача технологии методики нового поколения.

Например. На всех семинарах я показываю такой «фокус». Приглашаю человека, который никогда в жизни не держал в руках скрипки. Мы замеряем время, и минут через 20-25 этот человек умеет правой рукой играть первые (они же конечные) 5-6 штрихов (это объем двух-трех лет обучения, причем делается все в академической постановке, без скидок), а левой рукой за то же время осваивает гриф в объеме двух с половиной или трех октав.

Теория учебной деятельности отражает закономерности способов передачи знания от одного человека к другому. Таких методов только два: либо традиционный – «что знаю, то и говорю», либо современный метод. Он основан на позиции педагогической психологии, на понимании закономерностей способов передачи знаний. Если учитываются эти внутренние закономерности, можно так подать материал, что практически любой ребенок выходит на самостоятельное решение, казалось бы, непреодолимо сложных, задач.

- С какого возраста можно начинать занятия по вашей методике?

- Чаще я начинаю работать с шестилетними детьми, но и с пятилетними уже можно заниматься по моей методике.

Одно из конкретных положений заключается в том, что обучение такому сложному инструменту как скрипка (но это должно быть и не только у скрипачей) производится групповым методом. Начинающие ученики приходят не на индивидуальный, а на групповой урок, и музыкальный материал для передачи знаний – не интерпретация готового произведения, а импровизация самого ребенка. Групповые формы импровизации как способ обучения скрипке - это необычно, но полностью обосновано: я ведь понимаю, что излагаю необычные вещи не дилетантам, а педагогам с опытом, «стреляным воробьям», которые десятилетиями работают с детьми.

- В чем преимущество обучения в группе?

- Дети обучаются, общаясь между собой. Педагог дает материал для общения, дети импровизационно перебирают этот материал, упражняются, и такие упражнения обеспечивают более интенсивный технологический, музыкальный и личностный рост ребенка, нежели на традиционных занятиях. По методике нового поколения каждый ребенок, обучающийся музыке – через скрипку, баян, вокал или еще как-то, обучается импровизации и первичным формам сочинения. И оказывается, каждый может сочинять музыку, а все дети – уравновешенные классики.

- Что становится материалом для групповых импровизаций и упражнений, если дети еще ничего не умеют?

- Представьте себе, что красный кубик соответствует четверти, а синий кубик – двум восьмым. Я прошу детей – поставьте мне 4 любых кубика. Теперь: красный это «та», четверть, синий – «ти-ти», восьмые (звучащие кубики – идея Л.В. Виноградова, талантливейшего педагога-психолога). Я прохлопал ритм по выстроенным кубикам, затем перемешал… - дети включаются в занятие очень быстро. Каждый по кругу выкладывает свою версию звучащих кубиков. В данном случае это начальные формы импровизации, идентичные детской игре. Здесь закономерность возраста: для ребенка игра – естественное состояние. По возрастной психологии ведущий вид деятельности у дошкольника, благодаря которому он растет и наиболее интенсивно развивается психически, - игровая деятельность. И вот я предлагаю эту игровую деятельность, и уже не с кубиками, а с их заменителями – звуками. Аналогичные действия - со звуковысотностью, формой – все в синтезе.

- Представление о звуковысотности, не связанное с нотным материалом?

- С нотным материалом – та же история, что и с быстрым освоением скрипки. Традиционно ребенку объясняют ноты на пятилинейном стане, и он их зубрит. А дети, которые учатся по этой методике, они как бы сами, под руководством педагога, который ставит их в соответствующую ситуацию, придумывают эти ноты и эти пять линеек: сами «изобретают» нотную грамоту и записывают музыку.

Практически на первом уроке я прошу записать звук, который даю на скрипке или на рояле: «Нарисуйте мне звук». Дети рисуют то, что им представляется. На всякий случай рисую и я – на белом нелинованном листе бумаги, – рисую что-то типа солнышка, чтобы была идея круга. Если у кого-то из детей эта идея в рисунке проявилась – а я обсуждаю достоинства каждого рисунка, - то за основу для дальнейших рассуждений беру этот вот кружок.

Теперь – шаги: мы маршируем под звуки скрипки, и я прошу нарисовать мои шаги. Как? - спрашивают они. – Горизонтальная линия – пол, а нога, вставшая на пол, - вертикальная линия. Я прошагаю, а вы нарисуйте. Затем говорю: но я-то шагал под звуки. А как нарисовать звук - они уже знают. И приделывают к вертикальной черточке кружочек. Все. Графику мы придумали. Ну, и так далее.

- Как долго, по вашей методике, ребенок занимается только с одним педагогом?

- Я считаю, что на первых ступенях, лет до 10, педагог может быть только один. Он говорит и об инструменте, в данном случае о скрипке, и о музыке, включая все ее разделы – сольфеджио и так далее. Сейчас для начинающих музыка искусственно расщеплена на отдельные секторы. Например, традиционно ребенок играет форму рондо гораздо раньше, чем будет ее теоретически осмыслять в старших классах, и педагог по специальности дает ему наскоро какие-то сведения. Мы же все делаем системно. Мои дети открыты любому знанию. Всякую информацию, которая попадает к нам, мы тут же анализируем и присваиваем.

В конце первого года обучения мои ученики уже много могут играть (играют, чаще всего, свое). Они импровизируют, они читают с листа, и действуют внутри той технологии, которую наработали в импровизации и направленных формах сочинения. Когда мне нужно, например, чтобы у ребенка был лучше штрих «мартле», я говорю: домашнее задание – этюд в форме рондо в Ре мажоре на мартле. Они все сочиняют, притом - с большим увлечением. Посмотреть их тетрадки с сочинениями, рисунками … - это сказка!

По возрастной психологии до 10 лет дети могут не только заниматься с одним педагогом, но и находиться в группе и развиваться через вот такого рода действия – групповые формы импровизации, индивидуальная импровизация, сочинение. Это не значит, что ребенок не может играть произведения Моцарта, Бетховена и еще что-то. Время от времени я им даю детскую классику, и ноты в классе лежат свободно: кто хочет – берите. Они сами выбирают себе репертуар, сами с ним справляются, сами приносят на урок. Ученик стоит на позиции саморазвития, вот что важно.

В 10-11 лет ребенок уже готов к тому, чтобы сосредоточиться на интерпретации, чтобы выразить себя не в собственном, а в чужом произведении. Технологический результат к этому времени, например, такой: моя ученица в 11 лет играла программу, которой обычно заканчивают ДМШ.

- Есть ли у вашей методики последователи?

- На всех семинарах я говорю – категорически не рекомендую так работать. Потому что тут же войдете в конфликт с ныне существующей административной системой. И объясняю, что за конфликт может быть. Вот, скажем, у меня группа, и в ней я задаю вопрос о выступлении: кто хочет… - тут же Сережа тянет руку: «Я хочу». – «Что ты хочешь?» – А он не дослушал, и он еще не знает что. Но – очень хочет. Сережа экстраверт. А Танечка рядом - интроверт. «Танечка, а, может, ты хочешь?» – «Ну да, если надо…» - Она готова, она покладистый ребенок, но она живет внутренней жизнью, и ей, в общем-то, не надо. Значит, если я руководствуюсь личностью ребенка, а не школьной программой, я Сережке должен раз в две недели давать новую несложную программу, чтобы он ее выучил, вышел на сцену, играл для друзей – для него это будет полноценная жизнь. А Татьяну, хоть она и не менее содержательна, я два года не должен выпускать на сцену, это пока не для нее.

Я на семинарах прошу поднять руку педагогов из тех школ, где разрешат такой режим работы.

- Да, но вам-то разрешают?

- Мне разрешают, потому что я автор методики, я написал, как полагается, обоснование своих действий. А что скажут любому другому педагогу? - Пожалуйста, придумывайте все что угодно, мы приветствуем инновации. Но помните, что 16 октября ваш ученик должен сдать два этюда и одну гамму, в середине ноября – две пьесы, а в конце полугодия – крупную форму.

- Для чего же вы проводите семинары, если уверены, что ни один педагог не сможет в полной мере использовать вашу методику?

- Все эти сведения о ребенке, о способах передачи знаний, о новых технологических приемах, безусловно, что-то дают педагогу. Педагогика гармоничного развития - это та самая методика, которую каждый может принять для себя в той мере, в какой она понятна и применима в конкретных обстоятельствах. Обычно я говорю так: я рассказал вам основы нового материала, и все, что покажется вам близко, присваивайте и применяйте в любых количествах. Важно расширить сознание, педагог должен знать, что есть другая галактика, и можно жить уже не в узко определенном пространстве. Если помнить об этом, работать становится легче.

Бугрова Ольга
01.05.2007


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

ГостьВиктория Столыпина | 12.08.2012 16:10

Где можно купить книгу С.О. Мильтоняна " Педагогика гармоничного развития скрипача"?

Ответить

Гость | 18.07.2015 09:54

Я имела удовольствие и честь присутствовать на семинарах Степана Ованесовича и руководствуюсь в работе многими его методическими приемами. 2 июля 2015 г. С.О.Мильтонян ушел от нас. Вечная память талантливому педагогу и замечательному человеку!

Ответить

Гость | 02.04.2018 23:27

У меня есть книга в третьем переиздании. Книга публицистического характера. Такая книга должна стать настольной книгой министра по образованию и министра по культуре заодно в России!))

Ответить