< №9 (47) Сентябрь 2007 >
Логотип
ЗОЛОТОЙ ФОНД

ЧТОБЫ ДЕТИ И ВЗРОСЛЫЕ ЗАХОТЕЛИ ИГРАТЬ

Владимир Давидович Глейхман - человек, вместивший в себя целую эпоху, связанную с развитием балалайки. Его учебные пособия стали основой исполнительского мастерства для нескольких поколений школьников и студентов. Заслуженный работник культуры РФ, заслуженный деятель Всероссийского музыкального общества, лауреат Федеральной премии за патриотическое воспитание детей и молодежи, профессор Московского государственного университета культуры и искусств В.Д. Глейхман рассказывает о рождении и важнейших принципах своей методики.

- Играть на балалайке начал в самодеятельном оркестре московского клуба «Прожектор». 1955 – 1959 гг.: учеба в Музыкальном училище им. Октябрьской революции. В 1957 году мне посчастливилось быть участником секстета балалаечников училища. Наш ансамбль стал лауреатом Всесоюзного фестиваля советской молодежи (Золотая медаль) и, что еще почетнее, удостоился Золотой медали VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве (ровно 50 лет тому назад). Окончил ГМПИ им. Гнесиных.

С 1961 года начал преподавать в Библиотечном институте, который позднее назывался МГИК, МГУК, ныне это Московский государственный университет культуры и искусств (МГУКИ), где тружусь по сей день.

Веду классы специального инструмента (балалайки) и ансамбля. Это были квартет «Лель», ансамбль «Слободка» (он долгое время сотрудничал с Российским театром национального танца МГУК); сейчас это ансамбль (квинтет) «Калина красная» - лауреат международного конкурса и нескольких фестивалей «Фестос».

Все это не просто учебные коллективы. Наряду с обучением я считаю важным доводить программу до возможно высокого уровня исполнения; обязатиельна конценртная практика, чтобы каждый участник почувствовал себя артистом, ощутил вкус сцены, эмоциональный поъем, воздействующий на публику. В моей практике не раз кто-либо из оркестрантов, ансамблистов, солистов признавался, что он во время исполнения пережил особое состояние (до «мурашек по спине»), вдохновение, а то и внутренний переворот. И для меня это, может быть, главный результат моей работы. Каждый человек должен однажды понять, что музыка – это нечто очень сильное глубокое, а не просто сотрясение воздуха звуками.

Учебные пособия. Начало работы

- В 50-60-е годы нотной литературы для русских народных инструментов было очень мало, особенно для начинающих исполнителей. И я для своих ребят из музыкальной школы, обучающихся по классу балалайки, стал делать переложения, регулярно просматривая в магазинах, в библиотеках большое количество педагогической литературы для разных инструментов – фортепиано, скрипки, виолончели, трубы, флейты и так далее. Я отбирал материал, нужный для работы с каждым учеником в данный период. Именно тогда у меня появилось методическое видение определенных исполнительских задач и перспективы развития ученика. Исходя из них, я продолжал подбирать репертуар, который со временем накапливался, начал писать этюды.

Авторы вышедших в 1959 году первых хрестоматий балалаечника для ДМШ (три сборника: для 1 - 2, 3 - 4 и 5 классов) Авксентьевы (Василий Евгеньевич и его племянники Борис Григорьевич и Евгений Григорьевич) хорошо знали меня и попросили показать им мои переложения. Я представил две тетрадки. Авксентьевы готовы были взять весь материал (!), но в таком случае это была бы уже моя хрестоматия. Поэтому в свое второе издание они отобрали только 12 моих работ.

В 1970-м году издательство «Музыка» предложило мне создать свою «Хрестоматию для балалайки». К этому заказу я отнесся очень ответственно. Опыта, вроде бы, не так много: музыкальной школы я не заканчивал, в училище поступил из самодеятельного оркестра, разве что несколько лет работал в школе. Поручение заставило вникнуть в суть педагогического процесса и тщательно продумать методику.

Приступая к работе, я завел тетрадку и в деталях представил все этапы начального обучения. С чего и как начинать? Для каждого этапа обучения надо подобрать соответствующий материал. В тетрадке у меня были записаны и учебные задачи, и информация о композиторах (поскольку я имел возможность заказывать пьесы, этюды). Встречаясь, скажем, с Николаем Чайкиным, Михаилом Марутаевым, Григорием Фридом, Николаем Будашкиным или Павлом Барчуновым, я ставил перед всеми конкретные задачи, обусловленные методическими требованиями: диапазон, какие удары, какой прием игры, какой темп и т.д. В результате получал необходимый материал. Это не значит, что все вошло в ту хрестоматию. Если какие-то вещи казались мне не очень доступными для учащихся или, может быть, недостаточно мелодичными, то я их не включал в учебное пособие. Главный постулат – все пьесы должны быть такими, чтобы дети захотели играть, чтобы музыка увлекала ребенка. Этот принцип я старался соблюдать и во всех последующих своих сборниках.

Итак, в 1971 году вышла моя первая «Хрестоматия балалаечника для 1 - 2 классов ДМШ». Она была хорошо встречена. Как отмечали педагоги, в ней отсутствовали умозрительные элементы, материал был интересный, методически выверенный - ставил перед учащимися и педагогами ясные учебные задачи. И, что важно, - нашел практическое применение: игрались почти все номера сборника.

Следом, в 1972 году, вышла «Хрестоматия для 3 – 5 классов». Затем каждый год выходили дополнения – сборники из серии «Педагогический репертуар балалаечника», также по классам: пять выпусков для 1 - 2 и пять выпусков для 3 – 5 классов. Из них несколько сборников подготовил О.Н. Глухов, другие - мои. Были изданы также хрестоматии и репертуарные сборники для музыкальных училищ: для 1 – 2 курсов составлял я, для 3 - 4 курсов – О.Н. Глухов. Во всех сборниках есть и мои работы: переложения, обработки народных песен, этюды и пьесы для балалайки соло и с фортепиано.

Новые пособия

- Несколько лет назад издательство «Кифара» предложило мне составить сборники «Педагогический репертуар для балалайки» по четырем рубрикам: «Народные песни», «Пьесы», «Этюды» и «Ансамбли». Я подготовил четыре сборника для 1 - 3 классов, из которых вышли два - «Народные песни» и «Пьесы», а два других «зависли», хотя были сделаны и даже уже набраны. Однако затем редакция предложила мне объединить материал в хрестоматию: в 2004 году вышла новая объемная «Хрестоматия для 1 - 3 классов» на основе материала, взятого из этих четырех сборников (как изданных, так и неизданных).

Сейчас заинтересовывают, завлекают ребят чаще эстрадными пьесами, всем тем, что звучит везде и хорошо знакомо, что можно сыграть и маме, и друзьям. И в моей «Хрестоматии» есть популярная музыка («Танец утят», «Золотые зерна кукурузы» и т. П.). Но все же с самого начала ученика надо настроить на то, что балалайка – русский народный инструмент, наша гордость.

Традиционно используемые русские народные песни «Во саду ли, в огороде», «Во поле береза стояла», «Ах вы, сени» или «Вы послушайте, ребята» - все это, что называется, поднадоело и педагогам, и ученикам, можно пойти и другими путями. Я решил обратиться к детскому фольклору, к тем песням, которые ребята сами выдумали. Это всякие «прятки», «догонялки», «считалки» - песенки, связанные с детскими играми, есть среди них и календарные песни. Изучал детский фольклор по изданной литературе, обращался к знакомым, работавшим с детьми, и собрал новый материал.

Особенность собранных песен в том, что они хотя и неизвестны, но могут стать понятными и любимыми. Все даны с текстом. В них отражено мировосприятие тех детей, которые жили в дотелефонную, дотелевизионную и докомпьютерную эпохи и, в отличие от многих сегодняшних ребятишек, умели общаться друг с другом, самостоятельно придумывая подвижные игры, стишки и песни. В этом их ценность, мне кажется. Одно дело – сыграть несколько нот. А другое дело – понять смысл, содержание песни, ее применение. У каждой есть свой подзаголовок: «Дразнилка», «Присказка» и т.д. На основе объяснения истории и жанровых принадлежностей песен можно проводить более широкое воспитание ребят. Здесь - не только упражнение для пальцев и освоение приемов, здесь именно воспитательная работа с балалайкой в руках, привлечение к традиционному фольклору через изучение русского уклада жизни, возможно и творческое развитие ребят.

Эти песни, к тому же, сделаны для двух балалаек: ученик – учитель. Разучивать и играть песенки в две балалайки, да и с учителем – это тоже воспитательный момент. И еще, они не совсем традиционно гармонизованы, обработаны. Там есть фактурные, гармонические «зацепки» для современного уха, моменты, которые могут музыкально завлечь. Эти песенки можно не только играть, но и петь, развивая слух ученика. Есть в этом разделе и пьесы с фортепиано. Конечно же, в «Хрестоматии» много и другого интересного музыкального материала – авторские пьесы и обработки, произведения композиторов-классиков, современных отечественных и зарубежных композиторов, этюды, ансамбли, которые сейчас уже, можно сказать, широко используются в педагогической практике. Готова к печати и ждет своего часа «Хрестоматия для 3 – 5 классов». Следующей будет «Хрестоматия для 5 – 7 классов».

Некоторые методические замечания

- Современный уровень методики преподавания игры на балалайке, как и исполнительский уровень балалаечников, неизмеримо выше того, который был хотя бы лет 15-20 назад. В школах работает уже много педагогов со средним и высшим специальным образованием. И конкурсанты-школьники играют сегодня гораздо более сложные, чем прежде, произведения. Повысился и уровень трудности новых хрестоматий. Шире используются и оригинальные произведения, и переложения. И очень многие приемы игры на инструменте осваиваются уже на первых этапах обучения.

В упомянутом мной неизданном сборнике этюдов все разделы были составлены с учетом последовательности освоения приемов звукоизвлечения и грифа инструмента. Эта последовательность прослеживается и в «Хрестоматии». Нельзя, например, сразу начинать с вибрато или тремоло. Надо поэтапно освоить элементы – сначала одни, затем другие, из которых будут складываться третьи, и так далее. Все формируется постепенно: последовательно осваиваются виды движения, положение пальцев, кисти, функционирование различных мышц. Вот и вырастает, кристаллизуется владение новым приемом. Естественно, все нужно делать так, чтобы каждый предыдущий этап, каждое движение, организация кисти и пальцев – все было освоено учеником очень качественно. Потому что зажатость, неуклюжесть, неработающая кисть – это тоже закрепляется, и от этих недостатков впоследствии очень трудно избавиться.

Я двумя руками за полноценное академическое воспитание балалаечников как полноценных, разносторонне образованных музыкантов, знающих и умеющих исполнять музыку самых разных композиторов, эпох и стилей, прекрасно владеющих технологией игры. Но нельзя забывать и о народной сущности инструмента. Мы должны знать свою историю, сохранять народную культуру и фольклорные исполнительские традиции, ведь никто кроме нас этого делать не будет. Почему сейчас, когда мы слушаем записи русских песен в исполнении Бориса Сергеевича Трояновского, Василия Васильевича Андреева, это кажется нам «совсем другой» музыкой? Потому что они знали, глубоко чувствовали содержание и сам дух народных песен!

Если посмотреть записи наигрышей (скажем, «Барыни») у исследователя фольклорной балалайки В.Галахова, у других фольклористов, именно фольклористов, то там, вроде бы, и нот-то особо нет, вроде бы, все примитивно. А ведь вся заразительность балалайки – в специфических приемах игры и ударах. Вот прием бряцание. Направление удара: сверху и снизу. Суть-то простая: удар сверху немножко тяжелее и немножко плотнее, чем удар снизу. Да, добиваемся мы, вообще-то, одинаковых ударов и сверху, и снизу в какой-то музыке. Но, так или иначе, специфика этих ударов различна. При ударе сверху вниз первыми звучат две низких струны – жилки, а при ударе снизу вверх сначала звучит мелодическая первая струна (металлическая), окраска получается более светлая. На этом можно «играть». Если мы (при движении, скажем, восьмыми длительностями) первые два удара сделаем вниз и, оставив руку внизу, последующие переменные удары начнем снизу, то на сильные и относительно сильные доли такта придутся более легкие удары снизу, а на слабые – более плотные сверху. Получаются своеобразные синкопы, акценты – иногда чуть заметные, а то и специально подчеркнутые. Это дает очень колоритный эффект. Балалайка как бы «выговаривает слова». И вот это «выговаривание» на балалайке очень характерно, оно составляет специфическую выразительность, особенно в народных наигрышах, в плясовых мотивах. Это нужно услышать, почувствовать и уметь применить в исполнении.

Маленькие секреты приемов игры

- В каждом приеме игры, в каждом игровом движении есть свои маленькие секреты. Даже при самом простом приеме звукоизвлечения – пиццикато большим пальцем - у некоторых учащихся звука нет, потому что играют плоским пальцем. Нужно обязательно помнить, что любой прием это физическое воздействие на струны. Поэтому хоть минимальная активность кончика большого пальца должна быть. Проводить по струне необходимо не по касательной, а перпендикулярно, так же, как и в арпеджиато. При этом ни одна часть игрового аппарата (пальцы, кисть, запястье…) не должна быть отграничена, скована.

Еще пример: поступательное движение вниз-вверх при бряцании – это игра не самой кистью, это игра и предплечьем от локтевого сустава. Об этом приеме можно целую лекцию прочесть. В бряцании важно, чтобы в запястье была свобода. Тут есть и вращательные движения, которые выполняются за счет большой мышцы, пронации и супинации двух костей: локтевой и лучевой. Есть и другой вид – поступательное движение предплечья - кисть при этом не совершает самостоятельных действий. Я называю эти движения колебательными, на них очень многое построено. Тут надо обязательно чувствовать вес кисти, чтобы предплечье, направляя этот вес, «играло кистью».

В бряцании есть активные и пассивные удары. Первые дают импульс, а вторые подхватывают и продолжают движение по инерции. На сочетании активных и пассивных ударов и строится прием. Если мы играем этим приемом мелодию, написанную разными длительностями, то первый удар, как правило, активный, а остальные – в составе длительности – пассивные. Очень многие не обращают на это внимания, и получается, к примеру, в вальсе «Грезы» Андреева сплошные удары, а мелодии нет.

На сочетании активных и пассивных ударов строится и прием тремоло. Нельзя исполнять его одними активными ударами. В основном, тремоло («дрожание») организовано на инерционных движениях. Собственно, во всех наших приемах (ударных), и в двойном пиццикато тоже, да и для артикуляции (выговаривания) мелодии необходим навык использования активных и пассивных ударов. Но очень важно уметь играть и совершенно одинаковыми по силе ударами. Выравнивание звука от ударов сверху и снизу, в основном, зависит от тонуса ногтевой фаланги указательного пальца - особенно при ударе снизу. И, конечно же, от ровности направляющих движений предплечья и кисти.

Вибрато: здесь два момента в извлечении звука. Первый – щипок, а второй – раскачивание, вибрирование. При этом очень важно, чтобы защипывание струны указательным пальцем было очень плотным. Лучше опереть среднюю фалангу указательного пальца о большой палец. Сам щипок совершается подушечкой ногтевой фаланги указательного пальца внутрь к деке. И это первое движение (щипок) выполняется на основе, как я называю, «клевка», то есть движения предплечья к деке. Это развибрирующее движение предплечья, при котором ладонь стоит на ребре сразу за подставкой и осуществляет подъем и опускание. Кисть и предплечье как бы фиксируются в запястье и составляют единое целое.

И в гитарном приеме важно, чтобы не было активных самостоятельных движений руки и кисти. Основная функция защипывания принадлежит пальцам. Звук зависит от чуткости пальцев, которые нельзя располагать по касательной к струнам. Во всех приемах кончики пальцев должны быть не вялыми, а активными.

Консультации и мастер-классы

- Ко мне иногда обращаются педагоги, в том числе мои бывшие ученики, с просьбой проконсультировать их воспитанников, помочь подобрать репертуар (учебный, концертный, конкурсный или для подготовки и поступления в музыкальное училище). У меня большая дружба с выпускницей, которая изучала у меня балалайку как оркестровый инструмент, Г.В. Колгушкиной – преподавателем ДМШ № 1 г. Твери. Она периодически привозит ко мне на консультацию своих учеников, и я им помогаю. Несмотря на то, что Г.В. Колгушкина домристка, она так здорово работает, что несколько ее учеников-балалаечников закончили средние и высшие учебные заведения. Уже десятка два лет дружим с Н.Н. Тихоновой – преподавателем ДШИ № 1 г. Солнечногорска Московской области (она окончила консерваторию в Минске). Это педагог, который очень скрупулезно подходит к воспитанию своих учеников, к исполнительской постановке, к подбору репертуара, постоянно советуется, как сделать лучше, регулярно показывает своих учеников. И результаты работы говорят сами за себя: ее ученики на разных конкурсах практически всегда занимают призовые места. Занимается у меня сейчас (получает консультации) А. Брюховский - ученик В.А. Подымовой, моей самой первой в жизни воспитанницы. В этом году Саша успешно выступал на различных конкурсах. Были у меня ребята и из московской школы имени Гречанинова, из химкинской ДШИ, из Липецка и других городов. Недавно, уже в третий раз, по приглашению моего выпускника, заслуженного работника культуры РФ С.М. Пескарева я был в Кингисеппе Ленинградской области, где принимал участие в областном фестивале детских оркестров русских народных инструментов и проводил мастер-классы.

Над чем приходится работать почти со всеми ребятами? Вначале основное – коррекция исполнительской постановки, освобождение от зажатости, привитие рациональности в движениях, что занимает достаточно много времени. Стараюсь, чтобы ребята поняли разницу активных и пассивных движений, что именно улучшает звук, как достигается плотность или, наоборот, легкость звучания, и другие вопросы технологии игры.

В музыкальных школах часто не занимаются упражнениями, которые, кстати, могут и не иметь вид музыкально оформленного материала, а составляться тут же, на занятии. Упражнения необходимы для освоения элементов движений, соединения простых в более сложные и, в конечном счете, достижения хорошего звука, развития техники. Если занятия постоянны, обычно два-три месяца - на постановочную работу, затем совершенствование. Работа над техникой и правой, и левой руки, координацией движений продолжается практически все время. Репертуар должен быть методически точно подобран. И, конечно же, очень тщательная работа над фразировкой, артикуляцией, формой, стилем - работа над произведением в целом, в которой исключительно важно эмоциональное восприятие и исполнение музыки.

Работа с любительским оркестром

- Всю свою сознательную трудовую жизнь параллельно с преподаванием в вузе я работаю с любительскими оркестрами. Ранее это были оркестр в г. Балашихе, народный коллектив московского ДК «Созидатель». Начиная с 1969 года - оркестр города Видное Московской области (теперь это муниципальный русский народный оркестр). Я ценю этот вид деятельности и не считаю его чем-то второстепенным, ведь и среди любителей встречаются очень талантливые люди.

Эта работа разнообразна. Ты – организатор, художественный руководитель, педагог-воспитатель, инструментовщик, дирижер… И еще интересна знакомством, общением с людьми самых разных возрастов и профессий. Как правило, это одаренные люди, достигшие значительных успехов в своей основной специальности, но и музыка занимает существенную часть их жизни (это мне особенно дорого).

Муниципальный русский народный оркестр города Видное – любительский коллектив, в котором многие участники занимаются не один-два года, а десятилетиями. Несмотря на обилие забот, связанных с работой, обеспечением семьи, рождением, учебой и отдыхом детей, они регулярно приходят на занятия оркестра, считая его своим вторым домом. Разве это не удивительно? Бывает, конечно, некоторые и уходят из коллектива – кого быт заедает, а кто-то пишет диссертацию. Но вот интересно, что часто и возвращаются.

В этой связи хочу повторить мысль, которую высказываю при каждой возможности и на всех совещаниях, где приходится выступать: у нас совершенно потеряно внимание к музыкантам-любителям, людям, закончившим музыкальные школы, и это неправильно! Где те самодеятельные коллективы – самодеятельные оркестры, которых было так много? Сейчас у людей с желанием продолжать занятия музыкой практически нет возможностей для самореализации. А ведь как важно еще и то, что в любительском коллективе кроме музицирования молодежь и взрослые люди получают нечто такое, чего многим из них недостает в жизни – верные дружеские отношения, понимание.

Что касается занятий, здесь идет работа над совершенствованием исполнительских навыков, освоением новых произведений. Огромное значение имеет подбор репертуара. Вроде бы и композитор солидный, и музыка хорошая, но в оркестр «не ложится», на публике «не проходит». В произведении важны содержательность, доступность, заразительность мелодики, интересная фактура, при инструментовке следишь, чтобы все партии были интересны для исполнителей и не превышали их технических возможностей. Важно и репетиции проводить так, чтобы не было скучно, чтобы не только выучивались партии, а была творческая заинтересованность работой, возникло удовлетворение, переживались положительные эмоции.

Еще один существенный для меня принцип: если в концерте нет «биса», горячего приема публики, то можно считать его потерянным. Не берутся в расчет, конечно, массовые мероприятия на улице, где «бис» часто невозможен. Но мы даем свои концерты и в залах, где публика может себе позволить горячий прием и встречает нас обычно очень хорошо. Я включаю в программу яркие оркестровые номера, у меня есть талантливые солисты, и концерт приносит большое удовлетворение всем – и тем, кто на сцене, и тем, кто в зале. Вот это очень важно.

Короткова Е.
01.09.2007


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: