< №8 (90) Август 2011 >
Логотип
АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА

Закон о культуре

Новый закон о культуре, готовящийся на смену принятому в 1992 году, вошел в стадию общественного обсуждения. Посвященная ему первая дискуссия состоялась в середине лета в форме видеомоста Москва - Пермь - Оренбург. Участниками были разработчики и заинтересованные читатели документа, к которым он, собственно, и обращен. Присутствовал и корреспондент «Играем с начала», подготовивший краткую стенограмму обсуждения законопроекта.

Григорий ИВЛИЕВ -
председатель Комитета по культуре Госдумы РФ:

- Важно понять, зачем нам нужен закон о культуре. Он нужен для того, чтобы культура стала государственным приоритетом. Без включения правовых средств невозможно признание культуры основополагающей в развитии личности и социальной сплоченности общества, признание культуры социально-экономическим ресурсом модернизации общества. Для нас важно, чтобы культура влияла на весь образ жизни людей, чтобы были не просто институции культуры, полупустые и нищие, а нормальные культурные среды на каждом уровне развития - в регионе, в муниципалитете, чтобы было создано культурное пространство страны в целом. Мы вводим понятия «культурное пространство», «право на участие гражданина в культурной жизни» и, конечно, понимаем, что основное средство изменения отношения к культуре это финансирование художественного образования. Закон предусматривает минимальные социальные стандарты в сфере культуры. Это то, что мы должны сформулировать, чтобы обеспечить приток средств в культуру. В законе очень важно определиться, что государство и общество поддерживают любую частную инициативу в сфере культуры. Он позволит финансировать сферу культуры в принципиально иных объемах, чем это делается сейчас.



Виктор ШОРИКОВ
- министр культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области, где действует собственный закон о культурной деятельности:

- То, что нам предлагается, это уже документ, который, наверное, способен решить многие вопросы. Однако есть озабоченность – насколько надежен механизм реализации этого закона. Потому что мы сегодня настолько обставились иными законами, в том числе экономическими, что они начинают мешать развитию культуры. В законе мы видим многие положительные вещи, например - государственные гарантии, причем в отношении муниципальных, региональных учреждений культуры, новый понятийный аппарат, и мы поддерживаем этот закон, мы его у себя уже обсуждали. Совершенно понятно, что без культуры мы ничего разумного, наверное, не построим, какие бы ни создавали Сколково и какие бы кейсы в сельском хозяйстве ни покупали. В целом закон в целом отвечает тем требованиям, которые ждет от него общество.



Ольга СВИБЛОВА
- директор московского «Мультимедиа арт-музея»:

- Культура это то, без чего реально вообще невозможно думать о том, чтобы мы приступили хоть к какой-то нормальной жизни сегодня, а тем более – думать об инновациях. И мне кажется чрезвычайно важным, что в законе есть такая строчка. Статья 5, пункт 5: «Признание культуры стратегическим ресурсом инновационного развития страны». Я бы ее поставила вперед, и вопрос, зачем нам в культуре нужен закон, был бы снят. Надо понимать, что культура это то, без чего не складывается ни психика индивидуального человека, ни национальное сознание, ни социальное мышление. В законе много внимания уделено тому, как культуру сохранять, и это понятно. Но если мы начинаем с главного - с того, что культура это инновационный ресурс страны, - то ее надо развивать. А чтобы культура развивалась, ей надо дать гарантии возможности развития. Поэтому мне кажется также важным то, что в законе многократно повторяется в разных формулировках: невмешательство в творческую деятельность со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления. Закон охраняет свободное инновационное развитие культуры. Это тем более важно в нашей стране, где культура много раз использовалась в идеологическом назначении. Без культуры не может быть идеологии, но культурой нельзя спекулировать в тех или иных целях. Мне кажется, что в законе это очень хорошо сказано. Что касается конкретных вещей, то здесь есть еще много вопросов, которые требуют уточнения, и сама структура закона должна еще дорабатываться. Я как человек, которому близка тема музеев, с радостью увидела, что много раз упоминается слово «музей», но гораздо меньше увидела слов «музыка», «литература», «театр». И здесь надо работать, решать: или закон носит только общий характер и един для всех, или что-то, напротив, конкретизировать более отчетливо. Не могу не согласиться с тем, что культура это важнейший информационный ресурс нашей страны. Я думаю, что культура это важнейший смыслообразующий фактор. Это не социальная дотационная сфера каких-то непонятных услуг. Вот нам кажется все время, что мы культуру недофинансируем, нам вообще все время кажется, что государство что-то недофинансирует. С моей точки зрения, это вопрос, который неправильно поставлен. Как только мы выберем реальный критерий и как только мы начнем ему следовать, то окажется, что лучше финансировать то, что жизнеспособно, чем тянуть бессмысленную деятельность того, что выжить не может. В этот момент лучше открыть газа и смотреть в область новых зарождающихся объединений.



Алексей ВАСИЛЬЕВ -
заместитель директора Института культурологии:

- Культура в современном ее понимании у нас до сих пор полноценного законодательного регулирования не имела. В нашем законодательстве традиционно господствовало то, что у культурологов условно называется «оперно-музейным» пониманием культуры. То есть культура это набор высокоспециализированных видов художественной деятельности. А отсюда и подход к финансированию. Если культура это некий десерт, который наступает после основных «блюд» в виде экономики, политики, социальных вопросов и так далее, тогда и соответствующий подход к финансированию. Останутся деньги – дадим, если останется побольше – дадим и побольше. В новом же законе заложено принципиально иное понимание культуры, которое для специалистов давно является вполне привычным, но в законодательство наше входит впервые. Это так называемое антропологическое понимание культуры. Культура - это образ жизни человека. Поэтому совершенно иное видение культурной политики, культуры и ее финансирования. Мы занимаемся не какими-то особыми видами деятельности незначительного процента населения - художников, музыкантов, писателей, а системно жизнью страны и человека во всех ее проявлениях. Поэтому это не может быть остаточной, дотационной отраслью. И это не отдельный национальный проект, это должна быть системообразующая рамка для всех национальных проектов. И здравоохранение, и образование, и вопросы технической инфраструктуры - все это в конечном итоге вопросы культуры. То, что происходит крушение теплохода – это вопрос культуры. То, что существует коррупция, это тоже вопрос культуры. Екатерина МЕЧЕТИНА - пианистка, лауреат международных конкурсов, солистка Московской государственной академической филармонии: - Мне в этом законе кажется важным конкретизация правового статуса творческих работников. Это касается, в частности, молодых деятелей культуры. Не секрет, что с молодыми артистами, как правило, заключают краткосрочные контракты и при этом их правовой статус не всегда определен. Хорошо также, что в законе прописана тема грантов, которые государство предоставляет творческим коллективам. Но хотелось бы видеть критерии, по которым эти гранты распределяются внутри коллектива. Они должны быть абсолютно ясными всем участникам коллектива, а действия распределяющего грант художественного руководителя - прозрачными.



Екатерина МЕЧЕТИНА -
пианистка, лауреат международных конкурсов, солистка Московской государственной академической филармонии:

- Мне в этом законе кажется важным конкретизация правового статуса творческих работников. Это касается, в частности, молодых деятелей культуры. Не секрет, что с молодыми артистами, как правило, заключают краткосрочные контракты и при этом их правовой статус не всегда определен. Хорошо также, что в законе прописана тема грантов, которые государство предоставляет творческим коллективам. Но хотелось бы видеть критерии, по которым эти гранты распределяются внутри коллектива. Они должны быть абсолютно ясными всем участникам коллектива, а действия распределяющего грант художественного руководителя - прозрачными.



Евгений МАЛЯНОВ -
ректор Пермского государственного института искусства и культуры:

- Как участник первых парламентских слушаний по проекту этого закона – по-моему, это было в 2009 году, когда мы обрисовали только контур того, что будет представлять из себя новый закон, я с удовлетворением говорю, что работа проделана очень большая. И можно сказать, на выходе - закон, который готов к массовому обсуждению. Но есть все же замечания и предложения. Сначала по статье 2, где даются основные понятия, используемые в законе. На мой взгляд, понятие культуры - не самое удачное для федерального закона. Потому что то, как оно здесь звучит, можно отнести и к какой-нибудь творческой художественной школе выдающегося деятеля искусств или к художественно-эстетическому объединению, когда это некая совокупность традиций, ценностей и так далее. Во главу угла надо поставить стратегичность культуры (мне понравилось, как Ольга Львовна Свиблова об этом говорила), вот тогда будет понятно, почему культура должна многое определять в жизни государств и реально стать приоритетом. Это определение, мне кажется, не очень хорошо соотносится с принципами деятельности государства в сфере культуры, это статья 5. Например, там есть пункты 3 и 5, где говорится о признании основополагающей роли культуры в творческом развитии и самореализации личности и так далее. Вот это представляется мне принципиальным замечанием: все-таки определение культуры должно соответствовать тем важным целям, которые ставит государство. Кстати, в перечень основных понятий закона, мне кажется, необходимо ввести, такие, например, понятия, как культурные права человека, общества, государства (потому что об этом много говорится, но в тезаурусе этого нет), и культурные обязанности человека, общества и государства, чего вообще практически нет нигде. Статья 4 – «Задачи законодательства РФ в культуре» - все-таки носит, в основном, отраслевой, как мне показалось, характер. Необходима постановка такой задачи, и это тоже уже у нс прозвучало, как влияние культуры на другие сферы и обеспечение механизма межсферного культурного взаимодействия. Тогда будет понятно, что культура - всепроникающая во всю жизнедеятельность общества. Сюда можно было бы включить и культурную экспертизу социально-культурного развития регионов: хорошо, что это положение сохранилось из прошлого закона, оно есть в предложенном проекте. Думается, что статью 5 – «Основные принципы деятельности государства в сфере культуры» было бы важно ввести под номером 1 - «принцип социальной детерминированности культуры в условиях построения социального государства». Потому что не раз можно услышать, что необходимо развести социальное и собственно культурное, иначе «социалка» может поглотить культурные цели. Наконец, меня очень радует, что появилась отдельная глава «Образование и научная деятельность в сфере культуры и искусства». Но необходимо, как мне кажется, закрепить положение о поддержке системы непрерывного художественного образования, чтобы эта отработанная система была поддержана в законе. И обязательно дополнить ее еще и непрерывным культурным просвещением молодежи. В общем же настроение положительное, и мы с нетерпением ждем, когда закон будет обсуждаться более широко. Я думаю, что с этого мы начнем наш учебный год у себя в вузе - на первом же ученом совете обсудим появившийся проект нового закона о культуре.

О.Бугрова

Бугрова Ольга
18.08.2011


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Игровые автоматы | 13.03.2016 11:14

Привет! Ослабление роли хана в политической системе привело к изменению принципа выбора хана. Хотя официально принцип меритократии оставался в силе, фактически казахи перешли к наследованию ханского звания вплоть до начала XVIII в.

Ответить