< №12 (105) Декабрь 2012 >
Логотип

ВЫСШЕЕ ЗНАЧИТ ЛУЧШЕЕ!

10 - 12 ноября старейшая консерватория России принимала у себя конгресс Ассоциации европейских консерваторий (АЕС). К конгрессу была привлечена и молодежь – наши и европейские студенты.

Ассоциация существует почти 60 лет, объединяет музыкальные вузы 55 стран и каждый год выбирает одну из них для проведения конгресса. Россия в этом списке возникла впервые. Круг тем, поднимавшихся на международной встрече, очертил инициатор и координатор конгресса, заведующий кафедрой методики фортепианного исполнительства и педагогики, засуженный артист РФ Дмитрий Часовитин.

- Дмитрий Николаевич, для чего существует Ассоциация европейских консерваторий?

- Ассоциация европейских консерваторий защищает интересы системы высшего музыкального образования Европы, и основное ее внимание обращено на качество этого образования. Члены ассоциации вырабатывают рекомендации для вузов, даже для правительств своих стран с тем, чтобы поддерживать качество высшего музыкального образования на должном уровне. Они следят и за тем, чтобы соблюдались основные принципы реализации современного высшего музыкального образования, такие, например, как мобильность педагогов и, особенно, мобильность студентов. Студенты должны иметь возможность «перемещаться» по странам и вузам, учиться в разных местах, что, в конечном счете, должно обеспечить мобильность рынка труда. Ассоциация следит и за тем, чтобы в вузах внедрялась система контроля качества образования и др.

- Эта мобильность, если я не ошибаюсь, является одним из пунктов Болонской декларации?

- Да, европейские консерватории действительно шли в русле Болонского процесса, они ввели двухуровневую систему «бакалавр - магистр», систему зачетных единиц (так называемые «кредиты»), внедрили систему контроля качества образования внутри вуза, ввели модульный принцип построения ученых планов и программ, но обсуждение декларации уже в прошлом. Сейчас в Европе мы наблюдаем тенденцию к поглощению крупными университетами более мелких учебных заведений, в том числе консерваторий и академий музыки. Не во всех странах, но такая тенденция наблюдается - в Финляндии, например, и у нас мы тоже уже видим попытки объединения вузов. Дело, однако, не в этом. Конгресс не затрагивал Болонский процесс, потому что те страны и вузы, которые хотели на этот путь вступить, уже вступили. Наша система музыкального образования, как мы знаем, перестроилась лишь частично. Московская и Петербургская консерватории не идут пока по пути Болонского процесса, другие музыкальные вузы России вынуждены это делать для того, чтобы привлечь абитуриентов.

- Какими были главные темы конгресса?

- Как основные темы обсуждались: вопросы общественной аккредитации музыкальных вузов экспертами аккредитационного центра ассоциации, вопросы взаимоотношения вузов с государственными чиновниками и властью, организация музыкальных фестивалей в аспекте «вкус – мода – рынок», вопросы качества образования и создания образовательных стандартов. Обсуждались критерии рейтинга консерваторий в Европе, роль и место музыканта в сегодняшнем мире, его умение интегрироваться в современное музыкальное пространство, его перспективы на рынке труда. Все это крайне важно, поэтому к конгрессу была привлечена молодежь – наши и европейские студенты. Они, в частности, дискутировали о международных конкурсах: что конкурсы дают, есть ли смысл в них участвовать и по каким причинам музыканты не доверяют конкурсам. Предметом обсуждения стало понятие «звезды» в искусстве: что это такое и как ею стать.

Большое внимание на конгрессе уделялось образовательному процессу - тому, каким он должен быть. Много говорилось о том, что процесс этот обязан носить «студентоцентрический» характер. То есть студент должен находиться в центре внимания в педагогическом процессе, он сам должен определять частичный выбор ученых дисциплин в соответствии со своими целями, строить свою индивидуальную образовательную траекторию, а вуз должен помогать ему в этом. Главное теперь – не просто «давать знания» студенту, а помочь ему эти знания раздобыть, указать, где эти знания можно найти, научить их оценивать и применять на практике. Как иногда говорят о чем-нибудь – «этому нельзя научить, но можно научиться». Вот такой и была одна из тем, обсуждавшихся на конгрессе: что сделать, чтобы студент знал, как и где научиться, иными словами - как научить учиться.

- Насколько представительным был конгресс?

- В конгрессе приняло участие 215 ректоров высших музыкальных учебных заведений (по регистрации было несколько больше), причем далеко не только европейских. Была представлена Канада, Австралия, Юго-Восточная Азия и даже Африка (ЮАР) - серьезное международное сообщество. Кстати, актуальной темой для консерваторий в многонациональных государствах является приспособление к социально-экономическим изменениям последнего времени. Известно, что в Европу перебираются жить выходцы из Турции, Индии, Алжира, других стран. И встает вопрос, как адаптировать учебный процесс, учебные программы в связи с миграцией представителей разнообразных этнических культур.

- А не грозит ли такая адаптация подрыву классического музыкального образования в том виде, в котором мы все его сегодня представляем?

- Задача всего мирового музыкального сообщества состоит в том, чтобы эта адаптация ни в коей мере не подорвала основы классического искусства и никак не сказалась на роли и месте классической музыки. Речь о том, чтобы люди, укорененные в той или иной народной музыкальной традиции, были способны абсорбировать европейскую музыкальную культуру. Вот, например, у нас учатся студенты из Республики Корея: они блестяще адаптируются, глубоко впитывают европейскую музыкальную традицию и, я уверен, будут успешно нести ее и развивать - и у себя на родине, и в любой другой стране Юго-Восточной Азии. Я думаю, задача консерваторий в этом и состоит: помимо сохранения национальной музыкальной культуры обязательно сохранять - как общую профессиональную основу - европейскую классическую музыку и по возможности сделать ее достоянием всех людей.

А для сохранения классической музыки и классической основы музыкального образования необходимо подумать о детях: ведь именно с раннего возраста закладываются как профессиональные навыки, так и любовь к музыке – через пение, танец, игру на простых музыкальных инструментах. Люди, прошедшие через музицирование в детстве, всегда будут успешными и в науке, и в бизнесе, и в политике, так как занятия музыкой делают детей креативными и вместе с тем делают их тоньше, добрее, а их душу – восприимчивой к страданиям других. Как говорится, если хотите, чтобы в старости вам поднесли стакан воды – учите своих детей музыке.

В наше время музыка и культура в целом – это не предмет потребления – это средство социальной терапии!..

- Что вы чувствуете после того, как конгресс успешно завершился?

- Гордость за Санкт-Петербург. Нам было очень важно, чтобы в год 150-летия Петербургской консерватории к нам приехали руководители ведущих музыкальных вузов Европы, чтобы они увидели все - наше здание, наши залы, наши оркестры, наших студентов, наших музыкально одаренных детей, которые их особенно потрясли. Нам было важно продемонстрировать сегодняшние достижения российской музыкальной культуры, отечественного профессионального музыкального образования. В этом нас поддержал губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко - он открывал конгресс, что придало событию особую значимость в глазах петербуржцев.

Санкт-Петербургскую консерваторию знают повсюду, наших выпускников встретишь едва ли не в любом европейском или американском оркестре, в большей части зарубежных музыкальных школ и вузов. И то, что Ассоциация европейских консерваторий решила провести конгресс именно у нас, - свидетельство огромного доверия и, я бы сказал, пиетета, уважения не только к нашей консерватории, но ко всей системе российского музыкального образования.

Бугрова Ольга
24.12.2012


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: