< №5 (143) Май 2016 >
Логотип

МАГИЯ МЕДИ

Его звучание – ностальгия, завораживающая, отрывающая от земли. Ну не зря же его название происходит от слова «дух».

Концертный оркестр духовых инструментов – именно такой. Способный заворожить любой зал коллектив, созданный в Белгородской государственной филармонии.

КОДИ – блестящее доказательство того, что наряду с накопленными традициями такой оркестр имеет массу неизведанных как технических, так и репертуарных возможностей. Особенно актуально это теперь, когда ярких, с детства знакомых каждому из нас тембров и жизнерадостных мелодий так не хватает в жизни и слушателям, и самим музыкантам. Репертуар оркестра включает практически все, что только может быть исполнено духовиками: классические и современные оригинальные композиции, переложения и транскрипции, музыка оперетт и мюзиклов, эстрада, джаз и даже фольклор.

Оркестром управляют лучшие дирижеры-духовики нашей страны и зарубежья, ведется большая просветительская работа, в рамках которой есть и  многочисленные выступления с программами для детей. Коллектив является лауреатом множества международных фестивалей и конкурсов, но главная заслуга всех его участников и руководителей – это те неподражаемые праздники искусства, которые неизменно происходят на каждом выступлении. Одно из последних выступлений КОДИ прошло в рамках II Московского открытого фестиваля молодежных духовых оркестров «Виват, студент!», состоявшегося в зале Академии им. Гнесиных в первые дни апреля.

Опытный, вписывающийся в понятие «молодежный» всей своей душой коллектив завершал фестивальную программу своеобразным напутствием молодым участникам этого крупного оркестрового форума. Выступление оркестра было по настроению абсолютно созвучно первым весенним дням, которые наконец-то посетили в те выходные дни столицу: в каждой пьесе, в каждой гармонии, в каждом голосе партитуры чувствовался свежий и бодрый весенний дух.

Программа, состоявшая в основном из современных композиций, была воистину виртуозной, требовавшей полной самоотдачи и от оркестрантов, и от их руководителя. Вероятно, поэтому оркестром в тот день руководили по очереди два дирижера: главный дирижер Юрий Меркулов и дирижер Александр Яговдик. У каждого –  свой стиль, свой почерк, своя эмоция, и оркестр отзывался на своих маэстро по-разному.

Яркие, точные, зажигательные жесты Меркулова, и ему в ответ – упругое, собранное, активное звучание. Плавная, доверительная и спокойная манера Яговдика – и в оркестре появляются нежно-лирические оттенки. Среди произведений, представленных на фестивале, преобладали бодрые, жизнерадостные партитуры, изобилующие плотным, крепко скроенным духовым тутти – характерным именно для оркестра духовых инструментов роскошным тутти, которое способно заполнить радостью и концертный зал, и площадь, и, кажется, весь мир. Оркестр прекрасно справлялся с этой задачей. Помимо этого у белгородцев нашлась масса  совершенно иных тембровых красок, слушая концерт (особенно ярко  –  в «Судьбе Богов» Стивена Рейнеке), можно было поймать себя на мысли, что на сцене не духовой, а вполне себе симфонический оркестр: вот проникновенно поют скрипки, вот их подхватила вся струнная группа, а вот где-то из глубины заговорила труба...

Особенно запомнились два сочинения, в которых помимо общего радостного настроя присутствовал еще и момент чисто музыкальной иронии, шутки. Такова «Русь» Олега Иванова –  пьеса, в которой на фоне праздничной музыки с латиноамериканским акцентом в самых неожиданных перевоплощениях встречаются глинкинский гимн «Славься!» и тема русской песни «Вдоль по Питерской...». Еще более яркий пример  – «Самба «Аида»»
Тошуэла Машимы – заразительный танец-шутка на темы из знаменитой оперы итальянского композитора.

С каким упоением и восторгом все музыканты оркестра шутили в этой пьесе над его мелодиями, знакомыми каждому если не со школьной, то уж точно с училищной скамьи! Эта радость тотчас передалась  зрительному залу, который встретил кульминационное появление знаменитого марша бурными овациями.

В своей заключительной речи много теплых слов об оркестре из Белгорода сказал художественный руководитель фестиваля «Виват, студент!» профессор Виктор Худолей. Он отметил высокий профессионализм коллектива, а также горячо поблагодарил за отзывчивость и согласие выступить на этом молодежном музыкальном форуме. «Выступление КОДИ Белгородской филармонии – тот случай, когда речь идет о ценнейшем обмене опытом оркестрантов, дирижеров, обмене репертуаром и традициями», – подытожил он. Высокую оценку получила работа всех солистов оркестра, подаривших зрителям ряд ярких, запоминающихся соло. В частности, соло на флейте-пана в песне Владимира Верменича «Чернобривцы» блистательно исполнил Михаил Пидручный.

Среди всего многообразия крупных музыкальных коллективов есть такие, которые рождаются в определенную эпоху, отвечая ее потребностям, но как только культурный контекст меняется, постепенно исчезают. Другие же, кажется, рождены на долгие и долгие века. Оркестры духовых инструментов, судя по всему, относятся ко второй категории, хотя бы потому, что люди не могут жить только по будням. Праздники – такие, как этот блестящий, искрометный концерт, нужны нам всегда.

* * *

Начало исполнительской деятельности солиста симфонического оркестра Белгородской филармонии Михаила Пидручного связано с классической флейтой. Сегодня он – известный мультиинструменталист.

Пидручный виртуозно владеет такими разновидностями флейты, как пан-флейта, украинская сопилка, китайские флейты хулуси и сяо, индийская бансури, шотландская и испанские волынки. Все это флейтово-волыночное многоцветье не всегда вписывается в формат концертов, которые всегда проходят в залах филармонии с аншлагами. За последние три года команда с невероятным успехом выступила и в Харьковской филармонии, и в костеле Успения Божьей матери в Курске, в лютеранской кирхе поселка Зоркино Саратовской области; совершила большой тур по городам Урала и Сибири.

Родом он из Украины, где и получил музыкальное образование. Примечательно, что основной инструмент выбрал из практических соображений: флейта не тяжела, а пикколо даже укладывается в нагрудный карман. Как-то в студенческие годы Михаил посетил концерт оркестра народных инструментов, который проходил в парке. Исполнялся «Жаворонок» Григораша Динику. Когда зазвучала каденция, напоминающая щебетание, прилетел скворец, сел на ближайшую к солисту ветку и стал подпевать. Забавное соперничество с музыкантом укрепило желание освоить пан-флейту. Даже если не принимать в расчет миф о том, как сам бог создал ее из камыша, в который превратилась нимфа Сиринга, нужно признать, что пан-флейта – один из самых древних музыкальных инструментов.

Его отец, тоже музыкант, изготовил для Михаила первую пан-флейту. Ее отличие от стандартных в том, что она монолитная, сделанная из цельной части дерева, звук отличается оригинальным обертональным богатством. Впервые Пидручный представил этот экзотический инструмент в 2008 году в программах «Музыка Голливуда» и «Огни Парижа» с симфоническим оркестром Юрия Меркулова. Концерты состоялись в Белгороде, Старом Осколе, Губкине. Участие пан-флейты в них было пунктирным и ограничивалось вполне традиционным использованием в привычных произведениях – «Одинокий пастух» Дж. Ласта, «История любви» Ф. Лея и других.

В 2011 году состоялся первый сольный концерт М. Пидручного в сопровождении камерного оркестра Mezzo Music под управлением Натальи Боровик, усиленного духовыми инструментами. Этому предшествовала большая кропотливая работа по созданию оркестровок произведений разных стилей. И оказалось, что  любое сочинение, исполненное на пан-флейте, звучит свежо и оригинально, будь то «Адажио» Т. Альбинони, «Богемская рапсодия» Ф. Меркьюри или песня Л. Дала «Памяти Карузо».  Взаимопонимание Юрия Меркулова и солиста подвигает оркестр на новые концерты цикла «Тайна флейты Пана».

На гастролях с симфоническим оркестром в Китае в 2013 году Михаил приобрел два китайских народных инструмента. Потом в его коллекции появилась индийская бансури, испанская волынка Гайта. Волынка пробудила интерес к ирландской и шотландской музыке, и таковая тут же появилась в программах: композиции «Ирландия» и «Англичане в Шотландии». Когда же слышишь переложение пьесы Б. Бартока «Вечер в деревне» для бансури и органа, думаешь, что эта музыка должна звучать именно так.

Думается, что путь, который избрал для своего музыкантского развития Пидручный, чрезвычайно интересен. Есть что осваивать: индонезийская флейта блеур, башкирский и татарский курай, японская сякухати, флейта южноамериканских индейцев кена, китайская флейта ди.

На фото М. Пидручный и Ю. Меркулов

Наталья Гирявенко

Чельцов Филипп
04.05.2016


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: