< №10 (125) Октябрь 2014 >
Логотип

БЕЛГОРОД – ПЕТЕРБУРГ

Выступление симфонического оркестра Белгородской государственной филармонии под управлением Рашита Нигаматуллина состоялось на сцене Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга – взыскательных петербуржцев оркестр удивил мастерством высочайшего класса.

Рашит Дихангреевич, это ваш первый концерт в Петербурге. А петербургские музыканты выступали в Белгородской филармонии?

– В прошлом году в рамках ХII Московского Пасхального фестиваля  оркестр Мариинского театра подарил белгородской публике незабываемый концерт. Частый гость нашей филармонии – петербургский альтист Алексей Людевиг. Не так давно в Белгород приезжал солист Академической капеллы Санкт-Петербурга Петр Мигунов, солировавший в Реквиеме Дж. Верди.

Мы, в свою очередь, исполняли музыку петербургских композиторов – Андрея Петрова, Сергея Слонимского, Вадима Бибергана; на V Фестивале современной музыки будут звучать сочинения Антона Танонова. Надеюсь, что творческие связи с Северной Столицей будут  развиваться. Вот московские музыканты приезжают все же чаще – у нас побывали многие скрипачи, пианисты, в том числе Денис Мацуев, Николай Луганский. В 2012 году произведения Слонимского и Бибергана наш оркестр представил в дебютном концерте в Московской консерватории, после чего нас пригласили принять участие в одном из абонементов Московской филармонии в текущем сезоне.

Сегодня нередко слышны сетования на недостаточный интерес публики к классической музыке. В вашей филармонии залы заполняются?

– Залы нашей филармонии почти всегда полны. Слушатели идут на концерт – значит, музыка затрагивает душу и сердце. Мы подогреваем их любопытство хорошими программами. В этом сезоне в аншлаговых концертах звучали «Альпийская симфония» Р. Штрауса, Четвертая симфония С. Прокофьева, «Колокола» С. Рахманинова, Реквием Дж. Верди, Девятая симфония Г. Малера (осталось исполнить Седьмую и Восьмую симфонии, и весь цикл малеровских симфоний будет сыгран за восемь лет моей работы). Я выбираю серьезные масштабные сочинения, и меня радует, что они вызывают у публики интерес и эмоциональный отклик.

Вы включаете в свои программы музыку современных композиторов? Насколько вообще белгородская публика готова к экспериментам?

– Разумеется, каждый год у нас звучит музыка современных авторов, много  премьер. В прошлом году на конкурсе композиторов в Липецке мы сыграли пять новых сочинений с большим успехом, хотя текст был очень сложный, практически неисполнимый, но мы благополучно с этой задачей справились.

Я – за разнообразие в концертных программах имен, эпох, стилей, жанров, музыкального языка. Это очень помогает оркестру развиваться, повышать профессиональный уровень. Чем сложнее вещи, тем больше они требуют энергии и концентрации у музыкантов: важно не только, что ты играешь, но и  как ты это делаешь. Судя по отзывам наших слушателей, интерес к современной академической музыке немалый. Люди верят нам, живо реагируют на эксперименты и искренне откликаются на все новое. А мы стараемся вести публику за собой.

Много ли молодых людей среди посетителей Белгородской филармонии?

– Не так много, как хотелось бы. Но после концертов за кулисы регулярно приходит именно молодежь – группками по пять-шесть человек, говорят, что впервые были на концерте и теперь будут ходить на все наши выступления. Для студентов Белгородского государственного университета и Технологического университета им. В.Г. Шухова филармония создает специальные просветительские абонементы, и многие становятся нашими постоянными слушателями.

Важно к каждому концерту готовиться очень серьезно, ведь наша задача – сделать так, чтобы молодым людям захотелось прийти в филармонию снова и снова. Кроме того, в течение каждого сезона оркестр исполняет много детских программ, где происходит знакомство с  музыкальными инструментами,   классической музыкой и композиторами.

Какие концерты были самыми важными лично для вас?

– Для меня одинаково важны концерты и в Москве, и в Старом Осколе, и в сельских клубах, где мы выступаем довольно часто. Люди, которые впервые слышат симфонический оркестр, сидят не шелохнувшись. Я считаю, что успех объясняется просто: работать для каждого концерта так, будто он самый важный и… последний концерт в твоей жизни. Такой подход воспитывает у оркестра ответственное отношение, привычку трудиться, развиваться профессионально. Не может настоящий артист позволить себе играть вполсилы – только с полной самоотдачей.

Скажите честно, в Академической капелле акустика намного лучше, чем в Белгородской филармонии?

– Да, большая разница. Кстати, в качестве тренинга это очень неплохо: если оркестр справляется со сложной акустикой, тогда ему на любой сцене легко. А если всю жизнь работаешь в одном из лучших залов, еще вопрос, сможешь ли преодолеть иные условия.

По вашему мнению, культурный диапазон жителей в регионах расширился благодаря возможностям, которые дает Интернет? Например, Большой зал Петербургской филармонии в этом сезоне начинает ежемесячные трансляции знаковых концертов – стало быть, находясь даже далеко от Петербурга, любой человек сможет виртуально присутствовать в зале…

– Специфическую ауру и особую энергетику,  которые создает музыкант на сцене, никакая техника не заменит, это же понятно. Человек, который не интересуется классикой, не заставит себя дослушать до конца запись концерта, даже прямую трансляцию. Только непосредственное знакомство с музыкой способно затронуть душевные глубины, и тогда может возникнуть желание прослушать что-то и в Интернете. Живой интерес возникает только при живом общении. Поэтому я стараюсь как можно чаще выезжать со своим оркестром туда, где люди вынуждены терпеть культурный голод, и дарить им новые высокие эмоции.

Хомчук Екатерина
28.10.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: