< №11 (170) Ноябрь 2018
Логотип
ПОБЕДИТЕЛИ

ОТ ИСТОКОВ ВДОХНОВЕНИЯ К ВЕРШИНАМ МАСТЕРСТВА

В этом году московская ДМШ им. Йозефа Гайдна стала победителем Общероссийского конкурса «50 лучших детских школ искусств». В чем ее сила, определившая успех? Если сформулировать ответ в одной фразе, то он будет таким: это учебное заведение не просто школа.

Одна из старейших и крупнейших на сегодняшний день ДМШ столицы открылась 26 мая 1945 года при совхозе «Люберецкие поля орошения». Но в этой удаленной даже по сегодняшним меркам от столичного центра школе в разные годы преподавали музыканты, чьи имена – честь и слава музыкальной России. Среди них автор классического учебника по сольфеджио Борис Владимирович Калмыков, автор первых в стране пособий по музыкальной литературе для ДМШ Владимир Николаевич Владимиров. В этом ряду и выдающийся композитор Микаэл Таривердиев, некоторое время преподававший в люберецкой школе.

НАЧАЛО ПЕРЕМЕН

Пять лет – с 1978-го по 1983-й педагоги ДМШ вместе с родителями под руководством директора А.А. Князева (и, конечно, при деятельном участии районных властей) восстанавливали каменную церковь храмового комплекса в Косине. В ней, много лет служившей театральным складом, после реставрации открылся концертный зал школы, которого ей так не хватало. Но в 1991-м комплекс был передан Православной церкви. Взамен Правительство Москвы приняло решение построить для школы второе здание в бурно развивающемся районе Новокосино.

Обещанного ждали почти десять лет. 27 января 2001 года ленточка у входа в новостройку, наконец, была разрезана. На торжестве присутствовали члены столичного Правительства во главе с тогдашним мэром Ю.М. Лужковым и репортеры едва ли не всех федеральных СМИ: в постперестроечные годы процесс возведения новых школ в стране был практически остановлен, а потому каждый такой прецедент был на вес золота и приобретал едва ли не всероссийское звучание. 

В том же 2001-м году в здание, еще пахнущее краской, вошла новый руководитель ДМШ Алла Ильинична Комарова. К тому времени она уже более десяти лет проработала в этой школе – преподавателем по классу фортепиано, заместителем директора по учебно-воспитательной работе. Так что и опыт был, и многие проблемы она знала изнутри. И тем не менее…

САМЫЙ МОЩНЫЙ СТИМУЛ

«Новое здание школы было огромным – почти 10 тысяч квадратных метров, и на тот момент совершенно пустым. Рядом со мной ни помощников, ни единомышленников, – вспоминает она.  – Я выходила из этого здания после работы на остановку, которая напротив, и, глядя на него, думала почти в отчаянии: как же я этот маховик запущу?» Но глаза боятся, а руки делают. И директор Комарова маховик запустила. Так начался новый период в жизни учебного заведения – период мощного развития по всем направлениям деятельности.

Все произрастает из идеи. У Аллы Ильиничны она была. Школа коллективного музицирования – такой ей виделась ДМШ, у руля которой она теперь стояла. «Это наиболее эффективная форма обучения, как никакая другая, объединяющая всех участников образовательного процесса, – считает А.И. Комарова. – Мы работаем по разным программам – и предпрофессиональным, и общеразвивающим, но все до единого дети (а сегодня их у нас без малого тысяча) вовлечены в коллективное музицирование.

Достижением школы обычно считается наличие хотя бы одного оркестра, а у нас их шесть: симфонический, камерный, духовой, русских народных инструментов, эстрадно-джазовый, оркестр баянистов-аккордеонистов. У нас 5 хоров, и возглавляет этот список замечательный хор мальчиков и юношей «Cantus», являющийся не просто учебным, но активно концертирующим коллективом. Например, совсем недавно он выступал в Кремлевском дворце съездов с Николаем Басковым в его новой программе «Верую». В этом году «Cantus», которым с момента основания в 2010 году руководит Александра Самохвалова, получил звание «Ведущий творческий коллектив города Москвы». Такой же чести одновременно с ним был удостоен и наш духовой оркестр «Haydn-band» (руководитель Р.В. Агаронян). Кроме того, в школе более 15 ансамблей всевозможных составов (это не считая сугубо учебные, в которых дети делают первые шаги). Каждый коллектив имеет лауреатские звания, и каждый может дать сольный концерт благодаря своему обширному репертуару и мастерству. Поэтому их и приглашают на самые престижные площадки, такие, как залы Московской консерватории и Московского международного Дома музыки, и на такие статусные мероприятия, как фестиваль «Спасская башня – детям» и Московский культурный форум в Манеже.

Интересная творческая жизнь – вот это я считаю настоящей, главной мотивацией в обучении и самым мощным стимулом к тому, чтобы дети стремились в школу. Не всякому дано быть солистом, но каждый может себя реализовать, играя в оркестре или выводя свой голос в хоре. И родители рады: сын или дочка участвует в творческом коллективе, выступает на концертах, ездит на гастроли (а наши дети выезжают и в другие регионы России, и за рубеж – в Австрию, Францию, Великобританию, Италию, Чехию, другие страны). Тут уже сам ребенок понимает, для чего он оттачивает каждую ноту и каждый штрих в классе, для чего часами занимается дома: чтобы потом влиться в тот или иной коллектив и стать частью общего творческого потока.

Вот об этом я мечтала тогда, в 2001-м. И это сбылось: коллективное музицирование – сегодня наш, если хотите, бренд, наша изюминка».

ЧТО ПОСЕЕШЬ – ТО И ПОЖНЕШЬ

А. Комарова, директор ДМШ им. Й. Гайдна, заслуженный работник культуры РФ, победитель X московского конкурса «Женщина – директор года»

Там, где мечтают об оркестрах, должно быть не шесть специализаций (как это было до прихода Аллы Ильиничны на директорский пост), а куда больше. Поэтому сейчас в ДМШ обучают игре на всех оркестровых инструментах – классических, народных, эстрадных, расширив список специализаций до 28-ми. Но такая работа начинается не с приобретения новых инструментов. Главное – подбор кадров.

«Это сложный процесс, – говорит Алла Ильинична. – И он по сей день продолжается, потому что школа – живой организм: люди уходят и приходят. Но принципы отбора уже сформировались. Специалистов много, а какой нужен нам? Мы ждем тех, кто разделяет кредо школы, кто готов идти вместе с нами в избранном направлении. Без коллектива единомышленников ничего не добиться. А подобрать его непросто. Тут большое значение имеет интуиция. Я чувствую энергетику педагога, чувствую, чем он дышит, я могу определить (в общих, конечно, чертах): наш это человек или не наш. Не в смысле, нравится ли он лично мне, а впишется ли он в педагогический коллектив школы. И сегодня я скажу, что мы гордимся нашим коллективом. Он сплоченный, давно собранный по крупицам, выпестованный, он – родной. Люди понимают свои задачи и разделяют творческую активность школы, ее нацеленность на результат.

Но никакого результата не будет без особого – бережного, трепетного отношения к детям, которые к нам приходят. Это качество в наших педагогах мы ценим особенно. И не только мы. У нас большой конкурс при поступлении. К нам едут учиться из других районов Москвы и даже из Подмосковья – ближнего и дальнего. Это значит, что школа на хорошем счету, что она востребована».

С ГАЙДНОМ ПО ЖИЗНИ

Школ искусств, носящих имена Рахманинова, Балакирева, Прокофьева, других русских классиков, – множество. И такой выбор, который, как правило, учебные заведения делают сами, выглядит вполне закономерным. Но почему новокосинской ДМШ приглянулся Йозеф Гайдн?

«Во-первых, Гайдн – один из трех великих венских классиков, и одного этого достаточно, чтобы обратить внимание на его имя, – поясняет Алла Ильинична Комарова. – Во-вторых, он первый из этого «трио», с кем дети знакомятся в начальных классах музыкальной школы, Моцарта и Бетховена они будут играть позже, уже на других ступенях обучения. Ну и немаловажный факт (смеется): все имена русских классиков уже были к тому времени разобраны. Помню, когда я приехала в Департамент культуры города Москвы говорить с руководителем управления образования о присвоении школе имени Гайдна (это был 2004 год), он сначала замолчал в некотором удивлении, а потом говорит: «Такая гениальная идея, и до сих пор никому не пришла в голову!»

С тех самых пор имя венского классика определяет многое в жизни музыкальной школы: здесь открылся музей, ему посвященный (и там ежегодно встречают новичков программой «Здравствуйте, маэстро Гайдн!»), здесь создан оркестр духовых инструментов «Haydn-band» и организован Открытый фестиваль сольного исполнительства и коллективного музицирования «Йозеф Гайдн и его время». В прошлом году он прошел в четвертый раз, собрав участников из более чем 30 музыкальных школ и школ искусств московского региона. В его программу входили конкурсы на лучшее исполнение концертов Гайдна – фортепианного Ре мажор (одна из частей) и скрипичного  Соль мажор (1-я часть), олимпиада по музыкальной литературе, носящая то же название, что и фестиваль, круглый стол, мастер-классы членов жюри (которое возглавлял известный флейтист, профессор Московской консерватории Олег Худяков). Своеобразия фестивалю добавило и то, что на его концертах в Большом зале школы звучала музыка композиторов, которые жили с Гайдном в одно время, но чье творчество меньше изучено специалистами и почти незнакомо современному слушателю.

НА ВЕРНОМ ПУТИ

«Я по сей день считаю выбор этого имени удачным, – продолжает свой рассказ Алла Ильинична, – потому что оно отражает суть нашей школы. А она, хотя мы и развиваем эстрадно-джазовое направление, очень традиционная. Помню, в 2007-ом году мы участвовали в конкурсе, который назывался «Детские школы искусств – достояние Российского государства». В чем-то он был аналогичен нынешнему Общероссийскому конкурсу «50 лучших детских школ искусств». Так вот в 2007-м от Москвы были выдвинуты три образовательных учреждения. Одно из них было абсолютно инновационным, другое выделялось своей многосоставностью – этакий огромный конгломерат разных искусств и направлений деятельности. А наша ДМШ имени Гайдна фигурировала как хорошо сбалансированная традиционная школа. Сбалансированная в том смысле, что в ней все направления музыкального искусства, все специализации развиваются в равной мере, а традиционная значит то, что она работает по проверенным временем методикам традиционного (я бы сказала – классического) музыкального образования. Мы тогда победили. Победили мы и в конкурсе «50 лучших детских школ искусств» этого года. Значит, мы на верном пути».

ЦЕНТР ПРИТЯЖЕНИЯ

В 1984 году район, на территории которого находилось старое здание школы, вошел в состав Москвы, а сама ДМШ была официально принята в «семью» столичных учебных заведений под номером 85. Но оба ее здания как были, так и остались за пределами Московской кольцевой автодороги. А за МКАД, как гласит расхожая шутка, жизни нет. Вся деятельность гайдновской школы напрочь опровергает это скептическое утверждение.

В любом «спальном» районе любого города найдется немного учреждений культуры. Но тяга к искусству у жителей окраин так же велика, как и у людей, живущих в центре. Благодаря своим Большому концертному залу на 400 мест и трем Малым, в которых регулярно проходят музыкально-просветительские акции и концерты, школа стала культурным центром огромного района.  На ее площадках выступают учащиеся самой школы и их преподаватели, студенты ведущих музыкальных колледжей и вузов – таких, как Московская и Санкт-Петербургская консерватория, Институт музыки им. А.Г. Шнитке, Российская академия музыки и колледж им. Гнесиных... Частые гости здесь и исполнители из стран ближнего и дальнего зарубежья. Все мероприятия для публики бесплатны – даже если на сцене выступают артисты-профессионалы. В остальном «Филармония на Новокосинской» (как назвали этот проект в школе) развивается, подобно любой другой профессиональной концертной организации, – на основе репертуарных планов, изготавливая всю необходимую печатную продукцию, используя современные PR-технологии.

У ДМШ есть и другие проекты – например, «Классическая музыка в детском саду», который школа реализует уже седьмой год. К их числу можно отнести и такие серьезные начинания, как Гайдновский фестиваль, о котором шла речь выше, и Международный фестиваль эстрадно-джазовой музыки «Jazz – moment», собирающий под крышей школы немалое число участников и побуждающий их к порой совершенно невероятным по части звука экспериментам. Школа замахнулась даже на такой нешуточный проект, как фестиваль «Да здравствует оркестр!». Нешуточный – потому что принять на своих площадках более 30 крупных инструментальных коллективов разной направленности (классической, народной, эстрадной), значит провести очень специфическую организационную работу, ведь у каждого такого коллектива свои требования к залу и к аудитории.

Эти и другие идеи школы, претворенные в концерты, фестивали, долгосрочные проекты, осознаются ею, прежде всего, как социальная миссия, все они – для тех, кто живет вокруг. И город это ценит: в 2008 году ДМШ был выделен грант Правительства Москвы на осуществление цикла концертов «От сердца к сердцу», в следующем, 2009-м, ей присудили заслуженную победу в смотре-конкурсе «Город для всех». Отмечены наградами и педагоги школы, кующие все ее достижения. Поощрены и ученики, дарящие радость людям, – многие из них являются лауреатами гранта мэра Москвы и стипендиатами Благотворительных фондов Владимира Спивакова, Юрия Башмета, «Новые имена», «Классическое наследие» и других.

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ЗАПАС

Исторически сложилось так, что с момента открытия музыкальной школы в ней работали лучшие педагоги-теоретики столицы. Это профессора и преподаватели Московской консерватории А.Б. Благообразов и уже упоминавшийся Б.В. Калмыков, Н.Д. Баева и Т.А Зебряк. Их учебники и методические пособия по сольфеджио сохранили свою значимость до наших дней – по ним учатся все новые и новые поколения детей, и не только тех, кто осваивает музыкальную науку в ДМШ им. Гайдна. Эту линию продолжила теоретик уже другой генерации Н.И. Михайлова, создавшая свой учебник по сольфеджио для 1-го класса ДМШ под названием «Волшебная лесенка». Но в школе есть уже «теоретические» прецеденты и другого рода: начинающий преподаватель, выпускник Московской консерватории Данил Севостьянов только что вошел в число победителей Всероссийского конкурса сочинений молодых композиторов для симфонического оркестра «Другое пространство» (жюри которого возглавляли композитор Александр Чайковский и дирижер Владимир Юровский).

Есть свои педагогические достижения и на других, исполнительских, отделах ДМШ. Конечно, прежде всего, они материализуются в многочисленных наградах, которые ученики школы получают на конкурсах и фестивалях всех уровней – от городского до международного. Свидетельством педагогических успехов является и тот впечатляющий по сегодняшним временам факт, что до 15% выпускников школы им. Гайдна ежегодно поступает в музыкальные колледжи. Но есть и достижения, воплощенные в учебных пособиях и авторских сочинениях.

К примеру, преподаватели старейшего в школе фортепианного отдела Е.И. Бородулина и А.Е. Краснова являются редакторами-составителями двух сборников «Хрестоматия педагогического репертуара для фортепиано. Этюды», один из которых предназначен для 5-го класса ДМШ, другой для 6-го. Четыре тетради своих фортепианных пьес выпустила преподаватель Е.С. Данильян, а ее коллега В.В. Гончаров стал автором сочинений, которые изданы под названием «Детский музыкальный альбом». Востребованы в любом профильном учебном заведении «Пьесы для аккордеона» и «Русские народные песни в обработке для аккордеона» педагога К.А. Солертовского, много лет проработавшего на другом старейшем отделе ДМШ – народном.

Эти труды не просто штрих, рисующий лицо конкретной, отдельно взятой школы, а стратегический запас всей сферы отечественного художественного образования. И они – еще один фактор, позволяющий объяснить, почему в начале статьи мы назвали ДМШ им. Йозефа Гайдна не просто школой. Всей своей деятельностью, полнокровной и масштабной, она будто распахнута навстречу городу и стране, открываясь то эффективной кузницей кадров, то авторитетным методическим центром, то серьезной концертной организацией.

Некрасова Ирма
30.11.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: