< №6 (89) Июнь 2011 >
Логотип
ЖИЗНЬ ВУЗА

КРАСНОЯРСКАЯ АКАДЕМИЯ - МЕЖДУ ВЫПУСКОМ И ПРИЕМОМ

Красноярская государственная академия музыки и театра, как и все вузы России, переживает в начале лета горячую пору: и рядовая сессия, и госэкзамены, и абитуриенты все чаще заглядывают. Для ректора это, пожалуй, самое трудное время в году. В основном о трудностях российского творческого вуза и получился разговор с ректором Красноярской академии - заслуженным деятелем искусств России, профессором Константином Якобсоном.

- Константин Александрович, подводя итоги учебного года, что бы вы выделили как наиболее важные события в академии?

- Нынешний учебный год для нашей академии складывался, как всегда, из очень многих составных частей. Это и собственно учебный процесс, и научная работа, и творческая работа. Наиболее заметна, конечно, творческая составляющая – она всегда находится на первом плане. С ней связано и наиболее яркое событие, состоявшееся в апреле, к которому наш вуз шел, по сути, весь год. Это международный музыкально-театральный фестиваль-конкурс, иначе говоря - объединенный конкурс инструменталистов и конкурс художественного чтения с символическим названием «Надежда». Он проходил у нас уже в 9-й раз по инструментальным специальностям и во второй раз в номинации «Художественное чтение». О конкурсе «Надежда» стоит рассказать подробнее. И не только потому, что он важен для нас, являясь одним из наших ведущих творческих мероприятий. «Надежда» - это во многом показатель сегодняшнего положения дел в музыкальном образовании на всех трех ступенях, вот что существенно.

Конкурс проводится раз в три года. Нынешний по регламенту должен был состояться в 2010 году, но оказался отодвинут на год в связи с финансовым кризисом. И поскольку перерыв получился достаточно большой - четыре года, - мы готовились к нашей «Надежде» с некоторым волнением: может быть, люди уже и забыли о конкурсе, забыли и в нашем регионе, и уж тем более вообще в России? Но опасения были напрасными, заявок пришло более 500, примерно на уровне предыдущего конкурса. Реальных участников собралось чуть меньше - 400 человек, но все равно это очень много. Такой объем выдержит не всякий вуз, а мы справились.

Музыканты состязались по разным специальностям - народные, духовые, ударные, струнные инструменты, фортепиано - и по разным возрастным категориям, начиная от семилетних школьников и заканчивая 25-летними студентами. Кстати, приехали они не только из российских городов, но также из Китая, Монголии, Казахстана, Узбекистана, Украины и Белоруссии. В результате получилось достаточно представительное мероприятие, которое показало не только уровень подготовки конкурсантов, но и то, в каком состоянии вообще находится сегодня музыкальное образование. Мы могли сделать некоторые выводы и о том, как наполняются специальные отделения, каков интерес молодежи к тому или иному инструменту. И должен заметить, что у нас появились не очень приятные прогнозы.

Некоторые специальности если еще и не умирают, то уже вызывают большую тревогу. Например, медные духовые инструменты. Исполнителей на них было заметно меньше, чем раньше. То же можно сказать и о струнных инструментах: если на предыдущем конкурсе у нас было более 100 струнников, то в этот раз в два раза меньше. А ведь скрипка, альт, виолончель - это важнейшие инструменты симфонического оркестра! Значительно сократилось количество участников-баянистов и аккордеонистов. Это, видимо, говорит не только о потере интереса к баяну и аккордеону, но и о том, что сегодня стоимость этих инструментов так возросла, что далеко не каждый родитель может приобрести их для обучения своего ребенка: за инструмент приходится платить от 300 до 400 тысяч рублей.

Но есть главная общая причина негативных перемен, о которых я сказал, и она всем известна. После окончания высшего учебного заведения музыканты имеют очень небольшой заработок: оплата труда в нашей сфере одна из самых низких в России. Родители это видят и просто не приводят детей учиться в музыкальные школы. В конечном итоге страдают все звенья системы музыкального образования. И конкурсы при поступлении в музыкальные вузы наглядно отражают сложившуюся ситуацию.

- Конкурс в вашу академию не исключение?

- Конкурс падает, особенно на специальности консерваторского плана – инструментальное исполнительство, дирижер хора, музыковедение. Эти специальности сегодня просто в кризисной ситуации. Как всегда большими остаются лишь конкурсы на специальность актер драматического театра. Вот сюда дети летят, как мотыльки. Они все думают, что будут Янковскими, Абдуловыми - так сказать, самыми популярными и самыми любимыми артистами страны. Им кажется, что это просто, и актерский факультет продолжает процветать. А вот с музыкальным все иначе. Количество абитуриентов сильно сокращается, и у меня нет других тому объяснений, как опять же связывать ситуацию с «социальным пакетом», который государство предлагает музыканту с дипломом о высшем образовании. Первый и очень тревожный звонок: педагоги-музыканты перестали учить своих детей и внуков нашей профессии. Это печально, и я думаю, что в конечном итоге государство окажется перед тем, что просто некому будет играть в оркестрах. Уже сегодня это наблюдается в ряде регионов. Мне, например, делают заявки из Улан-Удэ - просят студентов для участия в симфоническом оркестре на различных мероприятиях. Я знаю, что тяжелая ситуация в Томском и Иркутском симфонических оркестрах. Такие примеры о многом говорят.

- А как в академии соотносятся прием и выпуск и все ли ваши выпускники работают по специальности?

- У нас выпуск стабилен, всегда в пределах 140-150 человек. Из них около 100 – это бюджетная форма обучения и около 30-40 студентов - платная форма. Поступивших у нас примерно столько же. Отсев бывает, но совсем небольшой - мы достаточно четко работаем с нашим контингентом студентов. На музыкальный факультет обычно берем около 100 человек. Но в этом году я почти со страхом думаю, как пройдет прием. Ведь помимо всех названных выше причин есть еще и влияние так называемой демографической ямы, которое испытывают сегодня едва ли не все учебные заведения страны, а не только творческие вузы.

Что касается наших выпускников, то большинство остается в профессии, особенно музыканты. Они очень востребованы, везде нужны. Если говорить о тех же симфонических оркестрах, заявки на выпускников присылают постоянно. То же самое с музыковедами: не хватает специалистов в этой области. К тому же сегодня все чаще музыкальные школы желают, чтобы у них работали преподаватели с высшим, а не со средним образованием. В общем, все это говорит о больших потребностях в нашей сфере. Но не секрет, что почти все наши выпускники, став профессионалами, вынуждены совмещать несколько работ. Одного и того же человека ты видишь и в симфоническом оркестре, и в музыкальной школе, и в нашем вузе - иначе он не может себя финансово обеспечить. Тем не менее, какого-то большого числа примеров ухода из профессии я не знаю. Ребята же к нам поступают не с улицы - они учатся здесь после окончания среднего специального учебного заведения и уже являются, по сути, профессионалами. Так что к моменту выпуска из академии они более чем серьезно определились с жизненным выбором.

- Ваша академия развивает международную деятельность - это как-то увеличивает контингент абитуриентов?

- Мы действительно стараемся заниматься международной деятельностью, и есть зарубежные вузы, с которыми мы постоянно контактируем. У нас давние связи с Бахакадемией в г. Штутгарте, в последнее время развиваются связи с Краковской академией музыки, возникают контакты с Варшавой, с колледжем искусств в Монголии (совсем недавно я там был как председатель госкомиссии), мы взаимодействуем с университетами США - из штатов Нью-Йорк и Северная Дакота. Но все это - связи чисто творческие, иностранных студентов у нас учится очень мало. В основном из Монголии и Китая. Если иностранные студенты имеют средства на обучение в России, то они предпочитают ехать в Москву или Санкт-Петербург.

- Я знаю, что в академии стараются поддержать тех, кто проявляет заинтересованность в учебе, достигает высот в работе, и с этой целью даже учреждена ежегодная премия «Интеллект и культура», которую вручали в конце мая.

- Премию «Интеллект и культура» присуждает одноименная межвузовская ассоциация, которая вот уже более 20 лет работает среди вузов Красноярска и всех их объединяет. Каждый вуз выдвигает своих кандидатов, их обсуждает межвузовская комиссия, затем происходит награждение. В этом году от нашей академии премию получили двое. Это профессор кафедры камерного ансамбля и концертмейстерской подготовки Елена Викторовна Прыгун, которая исполнила несколько десятков концертов в школах, выступая как пианист и лектор, защитила кандидатскую диссертацию на тему о становлении профессионального музыкального творчества в Красноярске. А также это Юлия Рзаева – студентка по специальности «Звукорежиссура театрализованных преставлений и праздников», написавшая ряд интересных статей, ставшая победительницей олимпиады. В денежном выражении премия «Интеллект и культура» невелика, всего 7 000 рублей, зато награждаются ею из межвузовского фонда ежегодно более сорока лауреатов. Главное здесь, конечно, не столько деньги, сколько публичное поощрение тех, кто занимается творчеством в области науки или искусства.

- Спасибо за беседу!

Бугрова Ольга
01.06.2011


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Люмила | 25.05.2012 22:52

Когда вступительные экзамены в Музыкальную Академию?

Ответить

Люмила | 25.05.2012 22:53

Каким способом можно войти в контакт с ректором? Звонить из Украины дорого, э/адрес недоступен. Есть способо проще?

Ответить