< №4 (87) Апрель 2011 >
Логотип

Классические цифровые органы Roland

В 2010 году в бывшем московском кинотеатре «Ханой», ставшем после реконструкции концертным залом, прошла серия концертов органной музыки. Самый разнообразный репертуар – от музыки барокко до новейших сочинений – убедительно прозвучал на цифровом органе Roland. Об этих концертах и об органной музыке вообще мы беседуем с заслуженным артистом России, солистом Московской государственной академической филармонии, доцентом кафедры органа и клавесина МГК им. П.И. Чайковского Алексеем Сергеевичем Семеновым.

- Широкой публике орган известен и интересен в основном благодаря сочинениям И.С. Баха. А как воспринимают слушатели органные сочинения романтизма и более поздних эпох?

- Публика с большим интересом может слушать и романтическую музыку, и музыку 20 века - все зависит от конкретного произведения и от исполнителя. С начала 20 века было написано большое число значительных произведений для органа - и в таких «органных» странах, как Германия, Франция, Голландия, и в Америке.

- Какие из существующих в мире органных школ являются ведущими, наиболее уважаемыми? Отличается ли, например, английский органист от французского, а итальянский от американского? Каково место российской школы органного исполнительства?

- Между национальными исполнительскими школами в настоящее время большой разницы нет - органное исполнительство развивается в сторону универсализма и стирания границ. Всякая новая информация, ведущая к совершенствованию исполнительского искусства, появляясь в какой-либо стране, тут же распространяется во всем мире.

Если и говорить о каких-то исполнительских школах, то они скорее связаны с конкретными личностями - музыкантами-педагогами, которые определяют исполнительский облик своих учеников. Можно говорить о школе Леонида Ройзмана, школе Исайи Браудо, школе Николая Ванадзиня, то есть о том, что ученики этих учителей развивают их принципы и в свою очередь создают собственные школы. Какие из них останутся в истории, пока еще рано судить. Но сегодня уже видно, что российские органисты завоевывают все более важное, значительное место.

Я бы сказал, что заметно больше различий в органостроении, а не в школах органного исполнительства. Однако в конце 20-го и в 21 веке и эти различия постепенно стираются. Другое дело, можно и нужно говорить о национальных особенностях композиторских школ. Здесь различия, например, между немецкой и французской школами традиционно очень значительны, в то время как другие страны, в частности Италия, Нидерланды и Великобритания, демонстрируют свои отличительные особенности только в определенный исторический промежуток.

- В таком случае, как эволюционирует органное исполнительство в целом? Отличается ли современный органист-виртуоз от своего коллеги, жившего сто лет назад?

- Органное исполнительство нужно оценивать, прежде всего, по его высшим достижениям в каждой конкретной эпохе. Каждому времени соответствовал свой инструмент и свой репертуар. И в соответствии с требованиями времени рождались те или иные исполнительские задачи, способы владения конкретным инструментом, приемы выразительности, необходимые для музыки данного исторического периода. Но с развитием широкого образования, особенно с развитием конкурсной системы, виртуозность и точность игры стали главенствовать в критериях исполнительского искусства. Можно говорить, что в наше время общий уровень виртуозности поднялся. Число молодых исполнителей, способных сыграть все ноты правильно и быстро, увеличилось. Широта образования позволяет выявлять и большее число музыкально одаренных людей.

- Отличается ли обучение органистов - от азов до высот образования - в России и Европе или Америке? Каковы плюсы российской школы и что хотелось бы перенять от зарубежных коллег?

- До второй половины 20 века в России существовало всего два органных класса: в Московской и Ленинградской консерваториях. Эти классы были исключительно факультативными, и, естественно, сравнить подготовку наших органистов и органистов Европы в то время было нельзя. Но за последние десятилетия произошли колоссальные изменения. Мало того, что появилось много новых органов и открылись новые классы в российских музыкальных вузах и училищах. Самое главное - орган стал специальным предметом и игре на органе стали обучать уже в детских музыкальных школах. Теперь нашу систему органного образования можно сравнивать с европейской, хотя по количеству органов мы еще долго не сможем конкурировать с западными странами. Чтобы поиграть на исторических органах, нашим исполнителям все равно приходится ехать за рубеж. И органы в церковной акустике для нас все еще редкость. Тем не менее мы стремительно развиваемся, происходит всесторонний обмен педагогическими идеями и исполнительскими талантами. К нам ежегодно приезжает множество замечательных музыкантов – и с концертами, и с мастер-классами. Наши студенты и аспиранты едут на учебу в страны Европы и в США. Мы стремительно набираемся опыта и умения. Наши плюсы - в колоссальном интересе молодежи к органу, в желании овладеть всеми современными достижениями органного исполнительства. Наши минусы - слишком малое число органов.

- Используются ли в учебном процессе электронные/цифровые органы? Какова, по-вашему, перспектива таких органов как инструментов для подготовки органистов?

- В некоторых вузах, я знаю, электронные органы используются для обучения. В РАМ имени Гнесиных электронный орган стоит даже на сцене Большого концертного зала и на нем дают концерты. Но это скорее исключение. Чаще электронные органы используются в качестве именно вспомогательного инструмента для приобретения технических навыков. Покупка настоящего органа требует грандиозных средств. Многие музыкальные школы приобретают электронный инструмент, возмещая отсутствие духового. Вполне возможно, что электронные органы со временем войдут в широкую концертную практику. К этому, я считаю, органиста тоже нужно готовить, но не в ущерб занятиям на духовом органе.

- Расскажите о впечатлениях, которые оставляют концерты цикла «Органная музыка в культурно-досуговом центре «Ханой». Что удалось? Чего еще предстоит добиться?

- В зале «Ханой» прошло несколько достойных с профессиональной точки зрения концертов. При весьма скромной акустике зала цифровой орган Roland звучал там очень хорошо. Были найдены совершенно неожиданные звуковые эффекты, которые невозможны на духовом инструменте. Мне не раз приходилось играть на электронных органах в России, в частности на гастролях в Хабаровске и Барнауле. Эти выступления оставили много положительных эмоций в силу горячего приема публики.

- Как вы занимаетесь на органе?

- Моя собственная система занятий предполагает большую концентрацию внимания и мобилизацию всех, главным образом координационных, способностей организма. Многолетняя практика быстрой подготовки программ при отсутствии достаточного времени занятий на органе вынуждает использовать такие методы, как отдельное выучивание мануальной партии, выучивание произведения на воображаемом инструменте, регистровка по диспозиции. При этом помогает и значительный опыт концертной работы, и большой накопленный репертуар, и умение играть без ассистента, и знание различных типов органов и их звучания в различной акустике. Заниматься по-настоящему, в полную силу, доводится лишь в консерватории, когда инструменты свободны. Естественно, что такого времени мало, ведь консерваторские органы почти постоянно заняты студентами. Такая система занятий требует напряжения сил, но одновременно обеспечивает сильный эмоциональный подъем и непосредственность исполнения на концерте перед публикой.

Сандалов И.
08.04.2011


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: