< №6 (89) Июнь 2011 >
Логотип
КАЗАНСКИЙ КЛАСТЕР

ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ

Завершающим этапом моего пребывания в Казани и знакомства с музыкально-образовательной системой Татарстана стало посещение музыкальной школы - первой ступени «образовательного кластера» (пользуясь термином профессора А.Л. Маклыгина), где закладываются основы музыкального профессионализма.

Известно, что сейчас музыкальные школы находятся в более устойчивом положении в сравнении, скажем, с училищами. В школах с хорошей репутацией есть стабильные наборы и конкурсы при поступлении. Это объясняется просто: родители, даже не желающие делать музыку будущей профессией своих чад, считают, что поучиться «для себя» не только не вредно, а даже престижно. Но и требования к школам они предъявляют соответствующие, не считаясь ни с традициями профессионально ориентированных школ, ни с существующими программами. И школы вынуждены подстраиваться под этот социальный заказ, что является единственной формой выживания этой структуры.

О проблемах и преодолении проблем первой ступени музыкального образования мы беседовали с Айгуль Горнышевой - директором ДМШ №7: обычной школы, расположенной в одном из микрорайонов почти на окраине Казани. Школа, однако, считается едва ли не лучшей в городе.

- Айгуль Алмасовна, а как у вас с поступлением в музыкальное училище?

- Мы не считаем, что главная задача музыкальной школы – готовить к поступлению в музыкальное училище. Наша задача уже будет решена, если мы подготовим публику хороших классических концертов, ведь залы часто пустуют. Конечно, каждый год кто-то поступает: 1 – 2 человека из выпуска. Это самые талантливые дети, которые для себя решили, что музыка – главное дело их жизни. Но ведь нельзя ориентироваться только на них. То образование, которое дети получают в нашей школе, порой решает их судьбу даже тогда, когда они не идут в училище. Я знаю случай, произошедшей с одной из наших выпускниц. Она после окончания экономического факультета университета поступила на хорошую должность во многом потому, что ответила на внезапный вопрос работодателя, «что за музыка звучит в качестве телефонного сигнала» (а это была соната Бетховена, которую девочка играла в школе), после чего страшно выросла в его глазах. Я всегда говорю своим ученикам: Вуди Аллен и Билл Клинтон играют на саксофоне, Кандализа Райс прекрасно владеет фортепиано, у них там банкиры, топ-менеджеры, руководители высшего эшелона - все с музыкальным образованием. Это приходится объяснять и родителям. Поэтому мы приветствуем, чтобы родители сидели на уроках, чтобы видели, как мы занимаемся с их детьми, сколько сил вкладывает педагог в свою работу. И они начинают иначе оценивать учительский труд.

Мы недавно занимались такой статистикой: школы жалуются, что не могут набрать учеников, не могут сохранить контингент, а у нас нет такой проблемы. У нас нет отсева, разве только куда-то переезжают семьи. Даже когда ребенок в процессе учебы начинает бунтовать, не хочет дальше учиться, как нередко бывает в переходном возрасте, он все равно потом возвращается - ну, может быть, после академического отпуска. И, кстати, такие дети говорят, что, освободившись от школы, думали - сколько у них будет свободного времени!.. А времени-то и не стало больше. Просто увязают в каких-то дурных делах: кто-то целыми днями в компьютерные игры играет, кто-то болтает по телефону. Организовать себя ребенок еще не может, а здесь - он ходит к нам в школу как бы по инерции, даже не задумываясь о том, насколько полезным для себя делом занят. И некоторые, закончив семилетку (или вечернюю пятилетку), продолжают ходить и восьмой, и девятый год, при том что в общеобразовательной школе у них в старших класс колоссальная нагрузка. Но дети уже не могут без музыки. А сколько сейчас студентов к нам просится! А сколько взрослых говорят, что если бы была такая возможность, они бы обязательно в свое время учились!

- Вы много говорите о необходимости работы с родителями, о привлечении их к учебному процессу. У вас есть какие-то специальные наработки в этой области?

- Мы, например, организовали семейный клуб. Деятельность его заключается в том, что ежегодно у нас проходит концерт, в котором принимают участие дети вместе с родителями или любыми родственниками. На концерте они играют, поют, аккомпанируют друг другу, составляют ансамбли. Причем, сколько было случаев, когда родители раньше совсем не учились музыке, но приобщились благодаря обучению их детей в нашей школе! Когда мы готовимся к концертам семейного клуба, мы, конечно, занимаемся с родителями. Все это делается, естественно, бесплатно, на энтузиазме, но это приводит к таким поразительным результатам, что дело того стоит. Родители сами готовят репертуар, тщательно выбирают, что бы им хотелось играть. А педагоги пишут переложения, чтобы было по силам исполнить даже неподготовленному человеку. Грант на проведение конкурса «Музыкальная семья» мы выиграли в 2008 году. Как же общее дело объединило детей и родителей, когда они оказались вместе возле рояля и еще с другими инструментами, когда пели, играли, много раз репетировали, болели за своих!

- Судя по стендам в коридорах школы, вы проводите много разных конкурсов. Есть ли среди них регулярные?

- У нас проходит конкурс камерных ансамблей, организованный в тесном содружестве с кафедрой камерных ансамблей консерватории. Там, конечно, очень строгие требования к репертуару: все произведения должны быть именно камерного жанра, с обязательным участием фортепиано, и чтобы партии обязательно были равнозначными. (У педагогов сначала вызвал сложности выбор репертуара - все привыкли к некоторой легкости, а здесь все очень серьезно). Первый конкурс был районный, а потом он стал республиканским, и на сегодня в этом статусе прошел уже в третий раз. Теперь нам предлагается выйти и за рамки республиканского, потому что, как уверяет заведующая кафедрой камерного ансамбля Казанской консерватории Динара Шамилевна Галеева, - конкурс наш уникален. У нас уже есть его постоянные участники, которые конкурс ждут и задолго к нему готовятся. Мы даже сделали запрос в Союз композиторов Татарстана, чтобы нам помогли с репертуаром, потому что репертуар музыкальных школ недостаточен для выбора разнообразных и интересных произведений, отвечающих притом всем профессиональным конкурсным требованиям. Нам ответили положительно. Очень многое, конечно, упирается, в финансирование, но пока мы находим средства для этого проекта.

Особое внимание в наших конкурсах мы уделяем ансамблевому музицировнию. Игра в ансамбле для нас особенно ценна и интересна. Это имеет даже воспитательное значение: чувство локтя, ответственности и за себя, и за товарища - этого так не хватает сейчас, когда мы живем в обществе единоличников. Дети сдруживаются, срабатываются, у нас есть уже сложившиеся ансамбли, участники которых и в жизни стали друзьями – не разлей вода. В школе особенно любят предмет «импровизация», потому что там почти сразу идет игра в ансамбле. Как вы, вероятно, знаете, профессор нашей консерватории Александр Львович Маклыгин основал республиканский конкурс «Джазовая капель». И наши ученики – его постоянные участники и победители. В широко известном ансамбле под руководством самого А.Л. Маклыгина - это «Импровиз-Рояль» - играют педагоги школ, и, конечно, они влюбляют в это дело и своих учеников. К ним продолжают ходить на занятия дети, которые уже давно окончили музыкальную школу.

Вообще, у нас очень многое делается на энтузиазме. Педагоги воспринимают школу, как второй дом, а учеников – как своих детей. Это значит гораздо больше, чем просто обучение, пусть даже очень хорошее. У нас однажды была ситуация, когда педагог надолго «вышла из строя» – сломала ногу и не смогла приходить в школу, но просто отсиживаться на больничном не стала - начала вести уроки через Интернет, в программе Skype, благо, теперь почти у всех есть и компьютеры, и видеокамеры. Что для нас очень важно, на этих дистанционных уроках присутствовали и родители, сидели рядом с детьми, внимательно слушали педагога. Мы вообще стараемся использовать во благо все современные технологические ресурсы. Создаем свой сайт, где обязательно будет гостевая страница, будет и страничка общения с психологом. Все это невероятно интересно современным детям. Чтобы привлекать родителей, каждый год наши преподаватели проводят классные концерты, причем в необычной форме - как конкурсы. Преподаватели объявляют несколько номинаций, родители образуют «жюри». Номинации, кстати, бывают не только серьезные, но и шутливые: «Блуждающие ноты», «Зависшие ноты», «Задумчивый исполнитель» - масса всего! Конкурс этюдов – казалось бы, очень скучный, потому что все играют один и тот же этюд, – проводим за занавесом. Возникает интрига, тайна, в жюри пытаются вычислить «своих», всем интересно до последнего мгновения.

Есть у нас еще одно нововведение. К нам регулярно приходят студенты Казанского социально-гуманитарного университета. Они проводят анкетирование, тестирование, деловые игры с педагогическим персоналом, тренинги (им потом это зачитывается как практика), что дает свои результаты. Для меня как для директора очень важно, чтобы в коллектив не проник вирус апатии, пессимизма, и психологический практикум в этом здорово помогает.

По показателям наша школа сейчас лучшая в Казани, но важнее не статистика, а общая атмосфера - чтобы дети хотели сюда приходить!

Разговаривая с Айгуль Алмасовной и другими преподавателями школы № 7, я чувствовала такой энтузиазм, какой сыграть невозможно. Наверное, в этом и есть их преимущество: в искренней любви к своему делу, в доброжелательности и открытости, с которыми они говорят о жизни родной школы, о своих воспитанниках. Хочется надеяться, что творческий труд таких школьных педагогов, их бескорыстие и самоотдача будут, наконец, вознаграждены – и не только в смысле морального поощрения.

Брагина Н.Н.
01.06.2011


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: