< №11 (170) Ноябрь 2018
Логотип

ДАЛИЛА БЕЗ САМСОНА

В новом московском зале «Зарядье» свою первую акцию провел Фонд Елены Образцовой

В наступившем сезоне все мероприятия Фонда Елены Образцовой посвящены грядущему 80-летию со дня рождения его патронессы (7 июля 2019 года). Среди череды событий большое значение приобрел вечер 14 октября в концертном зале «Зарядье»: на нем была представлена опера Камиля Сен-Санса «Самсон и Далила», занимавшая особое место в творчестве Елены Васильевны. Партию Далилы она всегда называла в числе своих самых любимых. Впервые исполнила ее в 1974-м в барселонском театре «Лисео», потом повторила в Марселе и Оранже, в 1977-м – в Метрополитен-опере, снискав восторженные отклики американской критики: «Одна из самых потрясающих Далил за всю долгую историю этой оперы» (Р. Джейкобсон, Opera news). К сожалению, Россия так и не услышала Далилу Образцовой вживую: на наших сценах в те годы эта опера не шла – во многом по идеологическим соображениям (религиозное содержание плюс напряженные отношения с Израилем). К счастью, осталась знаменитая запись с Пласидо Доминго и Даниэлем Баренбоймом, сделанная в Париже в 1979-м, где искусство Образцовой явлено во всем блеске.

В Москве опера Сен-Санса не ставилась неприлично давно и в концертах звучит весьма нечасто (пару лет назад было исполнение с Ольгой Бородиной – прекрасное, но, увы, редкое). Для ее нынешней презентации в «Зарядье» маэстро Ян Латам-Кёниг сделал редакцию, несколько сократив ораториальный размах: редактуру стоит признать деликатной и в целом удачной, сохранившей в опере все самое ценное, не повредившей ее музыкально-драматургической логике.

Главный дирижер «Новой оперы» питает искреннюю страсть к французской музыке, но, не имея возможности воплотить во вверенном ему театре все свои репертуарные идеи, он с энтузиазмом окунулся в работу по редактированию, а затем и воплощению на сцене полузабытого в Москве «Самсона». Ведомые им хор и оркестр исполнили партитуру впечатляюще – красивым, образным звуком, эмоционально приподнято, вдохновенно и очень театрально. Опере Сен-Санса не раз предъявлялись претензии в статичности, мозаичности, однако в интерпретации Латам-Кёнига и коллективов колобовского театра эти претензии не казались убедительными – опера прозвучала как захватывающая театральная фреска, яркая и монументальная, полная драматизма и искренних эмоций.

Вокальный состав исполнения также можно счесть в целом удачным. Относительно небольшие мужские партии для низких голосов были озвучены Артемом Гарновым из «Новой оперы» (Верховный жрец Дагона) и Дмитрием Скориковым из «Геликон-оперы» (Абемелех и Старый иудей): культурный и масштабный баритон первого, равно как и зычный бас второго дали общей вокальной палитре прекрасную основу и составили гармоничный ансамбль.

Титульный герой оперы, как известно, не является ее музыкальным центром: лучшую музыку Сен-Санс написал не для Самсона, а для Далилы. Тем не менее, эта партия, конечно, очень важна, и без впечатляющего тенора опера сильно проседает. На Самсона был приглашен румынский певец Мариус Влад, весьма востребованный исполнитель драматического репертуара, в том числе вагнеровского. У него хорошая школа, подходящий по силе звук, в целом убедительная, выразительная нюансировка, пение осмысленное, по-театральному внятное. Однако есть и один существенный недостаток – тембр певца откровенно некрасив, он ближе к характерному, а не к драматическому звучанию, и хотя зал он заполняет и партию выдюживает, нельзя сказать, что его вокал приносит много удовольствия.

Как и полагается, центром концертного исполнения стала Далила в исполнении прославленной мариинской дивы Екатерины Семенчук. Это было по-настоящему великолепное пение и великолепная игра, тонкая и страстная одновременно – интерпретация, более чем достойная памяти великой Образцовой. Громадный голос певицы красив без всяких оговорок; он свободно льется, не стесняемый ничем, одинаково ярок и пластичен во всех регистрах, тембрально ровен и одновременно разнообразен по краскам. Победные верха берутся смело и, что немаловажно, красиво, обольстительные низы чаруют, золотая середина сияет на протяжении всего вечера. Все три знаменитые арии Семенчук наделила неповторяющимися красками, а в драматическом дуэте с Самсоном проявила чудеса аффектации, при этом сумев нигде не пережать, не закричать, оставаясь при всей страстности в рамках высокого академического стиля. Благородное французское произношение придавало пленительный шарм ее героине, которая снискала бешеную и более чем заслуженную овацию зала.

 

На снимках: На снимках: Е. Семенчук (Далила) и М. Влад (Самсон); А. Гарнов (Верховный жрец Дагона); Д. Скориков (Абемелех/Старый иудей)

Фото Юлии Осадчей

Матусевич Александр
30.11.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: