< №11 (3) Ноябрь 2003 >
Логотип
ФЕСТИВАЛИ

ОСЕННИЕ РИТМЫ

С 25 по 27 октября в Москве проходил IV Московский джазовый фестиваль для детей и юношества «Осенние ритмы». В числе его главных организаторов - Комитет по культуре Москвы и Методический кабинет по учебным заведениям искусств и культуры. В фестивале участвовали почти 300 молодых музыкантов, причем не только москвичи. Оркестры, разнообразные ансамбли, солисты – инструменталисты и певцы - играли, в основном, традиционный джаз, «мейн-стрим». Многочасовые концерты, в течение двух дней собиравшие немало азартных джазовых «болельщиков» в зале Московского Дома композиторов, завершились в третий фестивальный день гала-концертом лауреатов.

Мы поздравляем не только победителей джазового смотра, но и всех, кто готовил его и участвовал в нем, а также тех, кто горячими аплодисментами и криками «Еще, давай еще!..» поддерживал артистов из зала, привставая с кресел и даже свешиваясь с балкона…

Теперь немножко истории. Фестиваль «Осенние ритмы» начал проводиться с 1997 года по инициативе и при активном участии Юрия Сергеевича Саульского – увы, ушедшего недавно из жизни великолепного композитора, обаятельного человека и, конечно, известнейшего джазового музыканта, дирижера и общественного деятеля, пользовавшегося огромным уважением и авторитетом не только в России, но и за рубежом. Фестиваль был посвящен памяти Саульского. И это знаменательно для детского джазового форума, потому что Юрия Сергеевича можно назвать родоначальником джазового образования в России. Сегодня все знают о том, что запрещенный в СССР «вид буржуазного искусства» долгое время существовал исключительно как самодеятельное, полуподпольное творчество. И именно Юрий Сергеевич настойчиво добивался того, чтобы джаз вошел в программу учебных заведений. Саульский даже возглавил специальный координационный центр в Министерстве культуры, занимавшийся созданием учебных планов и программ или «дававший добро» на уже готовые планы и разработки по специальностям: саксофон, тромбон, биг-бэнды и ансамбли, фортепиано и так далее.

Сегодня в Москве много активных пропагандистов джаза среди молодежи. Практики джаза и составили основу фестивального жюри на «Осенних ритмах». Главными критериями их оценки было, во-первых, умение выступающих импровизировать - то есть демонстрировать спонтанное творчество, живое мышление, - и, во-вторых, мастерство ансамблевой игры - прежде всего слаженность и, опять же, умение проявить индивидуальность, не нарушая характера и музыкальной логики общего «действа». Подробности – в интервью председателя жюри фестиваля, известного историка джаза, музыкального критика Владимира Борисовича Феертага.

- Нам очень трудно определить, кто из детей, которые сегодня талантливо играют или, скажем точнее, хорошо имитируют джаз, - кто из них на самом деле будет джазовым музыкантом. К джазу должна быть определенная расположенность, особое дарование. Есть же, например, художники, которые никогда не будут графиками! Все избирательно, и многое в человеке заложено уже генетически. Именно поэтому, я думаю, заниматься джазом с детьми надо, чтобы как минимум не проглядеть дарования. Но главная задача этих занятий - осваивать джаз технически. Это вполне возможно в детском возрасте. А вот для того, чтобы потом стать артистом и представить какую-то свою концепцию, быть интересным публике, проявить, как говорится, харизму личности, - для этого у человека должны быть условия: он должен созреть. Один созревает в 17 лет, другой в 47, а третий – никогда. Мы не знаем судьбы молодых людей, которых сегодня судим. Это судейство, по существу, является оценкой педагогической работы. Всегда, когда выступают дети, даже вундеркинды – что бы то ни было, классика или джаз, - всегда мы видим руку учителя. И сегодня мы рады тому, что во многих музыкальных школах существуют джазовые классы, что уже сложилась цепочка взаимозависимых ступеней образования: музыкальная школа, джазовый отдел музыкальных училищ и, наконец, есть Российская Академия музыки, консерватории в Ростове-на-Дону, в Петербурге, Новосибирске – учебные заведения, где можно получить высшее образование в джазовой квалификации. Вот эта цепочка чрезвычайно важна. Несколько лет назад мы начинали обучение джазу с процесса образования в среднем звене, совершенно не думая о детском. В результате получилось так, что в наши музыкальные училища приходили способные молодые люди с нулевой музыкальной подготовкой: неоткуда было взять трубачей и тромбонистов, которые хотя бы знали, что такое сольфеджио. И вот сегодняшняя полная цепочка возникла именно тогда, когда мы подготовили в училищах первых специалистов, и они начали работать в музыкальных школах.

Прочная цепочка «школа – училище – вуз» существует лет десять. Раньше она была спорадическая, где-то обрывалась. Еще и сегодня-то не все регулярно. Если судить по тем, кто приезжает учиться в Москву, Петербург, Ростов-на-Дону или Новосибирск - часто из очень крупных городов, - оказывается, что во многих местах просто нет даже подобия цепочки. И это очень печально. Например, большие города Иркутск, Красноярск, Омск, Челябинск совершенно «провалены» в этом плане, хотя там есть джазовые музыканты. Где-то кто-то занимается, образует платные классы – и это нормально, не только на государственном образовании «белый свет сошелся клином», - но этого мало. А что касается совсем юных деток и их джазового воспитания, то ведь здесь важно помнить следующее: джаз настолько интересное, настолько творческое направление музыки (здесь надо импровизировать, остро чувствовать и ритм, и то, чем твой звук отличается от стандартного академического звука), что он воспитывает в людях особую пытливость. Только у пытливого человека, как мне кажется, может сформироваться настоящий вкус – музыкальный вкус в данном случае. Я думаю, если мы и не знаем, станут ли все дети, которые играют на фестивале, настоящими джазменами, то, по крайней мере, в одном мы можем быть абсолютно уверены: большинство из них - 80 из 100 - никогда не полюбят «попсу». И это уже хорошо.

Я вижу по нынешнему фестивалю, что педагоги проводят огромную работу. Это труд почти неоплачиваемый, неоцененный, да и сколько ни плати – не оценить, потому что с детьми надо «выкладываться». Здесь мало внушения, здесь нужна помощь, постоянная поддержка. И вот посмотрите: все, кто играют, делают это очень радостно. Бывают более или менее удачные выступления, но дети ведь еще не сложившиеся артисты. И к тому же нельзя требовать от преподавателей музыки, чтобы они учили еще и сценическому мастерству. А это особая культура.

Есть школы, которые давно занимаются джазовым образованием. В Москве это, например, школы имени Дунаевского, Гречанинова, Моцарта. Там хорошо поставлено дело, эти учебные заведения не первый год пользуются доброй славой, и родители ведут туда своих детей, доверяя их педагогам-джазменам, которых, что немаловажно, поддерживает дирекция. И, заметим, по статистике очень мало отчислений из этих классов, дети, как правило, не бросают обучение, и большинство из них поступает в училище. Почему? Да потому что джазовая музыка захватывает, она интересна. Она, с точки зрения ребенка, не так, скажем, скучна и ремесленна, как музыка академическая, которая требует огромных тренировок, и лишь после них, когда-то потом в тебе вдруг пробьется, условно говоря, Эмиль Гилельс, и ты будешь знаменит. В джазовой музыке можно раньше стать знаменитым, играя при этом… чуть-чуть. Такова ее историческая судьба. Джаз в этом плане – часть эстрады. Немножко научился – уже играешь на людях. А если еще умеешь, что называется, «держать зал»!.. Опять же: музыкант, 20 лет занимающийся игрой на гобое, почти не озабочен этой необходимостью для джазового музыканта – уметь «держать зал». Он знает, что будет играть в оркестре, где лично его почти никто не увидит. А джаз, повторюсь - немножко эстрада. Поэтому здесь есть конкуренция платьев, причесок, поклонов – здесь все существенно: и то, как ты играешь, как «подаешь звук», и насколько сильно ты переживаешь исполняемую музыку.

Бугрова Ольга
01.11.2003


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: