< №5 (121) Май 2014 >
Логотип

«OPERAHAUSE»

24 апреля в Камерном зале Новосибирской филармонии участники «Сибирских сезонов» из Екатеринбурга – камерный оркестр Harmonia caelestis под управлением Яны Анненковой и танцевальная компания «Окоем» под руководством Александра Гурвича – представили спектакль «OPERAHAUSE». В его основе – редко исполняемая музыка А. Вивальди, Г. Перселла, И.С. Баха, А. Корелли, Г.Ф. Генделя, С. Ланди, Дж. Дауленда и современная хореография Александра Гурвича.

Само по себе интересно то, чем занимаются эти два коллектива. Harmonia caelestis («Небесная гармония») – содружество музыкантов, исполняющих преимущественно барочную музыку и ориентированных на ее актуализацию в современном культурном поле. Танцевальная компания «Окоем» – представители contemporary dance, играющие на синтезе  разнообразных техник академического и современного танца, контактной импровизации, театрализованной хореографии. Но еще более интересным стало то, что получилось в результате их совместного творчества, – удивительный спектакль «OPERAHAUSE», начавший свою жизнь осенью 2012 года и достойный того, чтобы его увидели и в других городах России. Что это? Ответить непросто. 

«OPERAHAUSE» – это условная и подвижная среда, алогичное и лишенное линейности повествование. Это синтетическое театрально-музыкальное действо без разделения на «цеха»: инструменталисты, певец, дирижер, танцоры обитают в едином многомерном пространстве, пересекаясь и непрерывно взаимодействуя, а то и примеряя роли друг друга. Это современная пластика под преувеличенно аффектированную музыку барокко, сыгранную стильно, агогически выверенно, с оправданной претензией на аутентичность звучания. Это дирижер-артист (Яна Анненкова), которая то поет, то выступает как элемент дансингового пласта; и баритон (Алексей Петров), которого то возносят, то валяют по сцене, доказывая иллюзорность актерского «счастья». Это микст натурального и темперированного звучания средневековых, ренессансных и современных инструментов, их моно- и стереофония, возможные за счет хаотичных перемещений или выверенных дефиле. Это минимализм средств (черно-белое решение «картинки» целого) при максимальном задействовании всех возможных объектов спектакля (даже волосы, что треплют на головах дирижера и солиста, рождают ассоциации то с Медузой Горгоной, то с гривой истерзанного Самсона). Это ясная условность представления и настойчивый выход к зрителю (ведь музыканты к концу спектакля фактически «у ваших ног»). Это сон и явь, ожившее прошлое и застывшее настоящее, возвращение к истокам и их жесткое препарирование. Это противостояние стилей и эстетик, церемониальности и живого нерва, условной игры и искренней лирики. А над всем – история жизни, история любви. Ревность и боль, предательство и выживание, подавление и сопротивление. Растерзанный коронован и вечно посвящает Ей свою песнь.

Антипова Юлия
21.05.2014


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

Гость | 26.05.2014 20:31

Я была на этом спектакле дважды, я в восторге! Огромное спасибо всем исполнителям.

Ответить

Яна Анненкова | 29.05.2014 10:03

Спасибо, Юлия! Как хорошо и верно написано!

Ответить