< №11 (104) Ноябрь 2012 >
Логотип

Анастасия УДАЛОВА: «ВСЕ ДЕЛАТЬ ЧЕСТНО»

При Санкт-Петербургском государственном театре музыкальной комедии работает детская студия. Корреспондент «Играем с начала» обсудила основные стороны работы с юными артистами с режиссером студии А.Удаловой.

- Анастасия, давайте сначала проясним историю вопроса: с чего все начиналось?

- Студия была открыта мной 10 лет назад в Петербургской консерватории, где я тогда училась на факультете режиссуры музыкального театра. Наш курс вел замечательный режиссер, педагог и очень мудрый человек С.Л. Гаудасинский. Уже первокурсницей я понимала, что начинающему режиссеру необходимо реализовывать свои идеи и чем больше будет постановок - тем лучше. Меня поддержала Л.Л. Волчек - прекрасный музыкант, заведующая отделом педпрактики: с ее легкой руки в консерватории родился детский музыкальный театр. Я росла, росла и студия. Вскоре мы стали участвовать в различных конкурсах. И, как по волшебству, куда не поедем - то I место, то Гран-при. За все время существования студии при консерватории все наши спектакли становились лауреатами.

А потом я стала «взрослым» режиссером Театра музыкальной комедии и вторым педагогом по актерскому мастерству на курсе А.А. Белинского в Академии театрального искусства. Одновременно ездила на постановки в Москву, в Казахстан. Но при всей занятости мне было жаль оставлять студию. И тогда директор театра Ю.А. Шварцкопф согласился взять ее в стены театра, тем самым дав ей вторую жизнь.

- В студии, как я поняла, несколько возрастных групп?

- На данный момент нижняя планка начала обучения - 5-6 лет. Но большинство ребят, кому сейчас по 10 лет, начинали с трех. А вот с верхней планкой появились проблемы. Дети заканчивают школу, заканчивают студию, но не хотят уходить - не выгонять же их! Так и продолжают учиться. Самым взрослым сейчас по 19-20.

- Какие перспективы уже открыла студия для артистов? Кто-то идет в драму, кто-то продолжает заниматься оперой, вы еще говорили, что в прошлом году два ваших студийца стали студентами театрального вуза, а в этом году две девочки хотели поступать в консерваторию, - это верно?

- Не совсем. В консерваторию будут поступать на следующий год (если созреют). Речь шла о вокальном факультете колледжа имени Римского-Корсакова. В этом году в колледж поступила Эльвина Филиппова, причем с самыми высокими баллами по вокалу - по 97 баллов за первый тур и второй туры, выдержав огромный конкурс. Я прыгала от счастья. А другой мой выпускник - Борис Малевский (брат победившей на конкурсе «Мы поем оперу» Евдокии Малевской) поступил в два вуза сразу - в Школу русской драмы им. И.О. Горбачева (где собирался учиться на актера музыкального театра) и на режиссерский факультет в консерваторию. В обоих вузах блестяще выдержал экзамены, но пришлось выбрать один из двух, и он остановился на профессии режиссера музыкального театра.

- Вы ставите в студии свои спектакли, в то время как большинство ваших коллег предпочитает работать с уже готовым чужим материалом (что, наверное, действительно проще, чем найти либретто и написать к нему музыку). Так было всегда? Что предшествовало поставленным у вас мюзиклам Максима Ткачука «Все мыши любят сыр» и Якова Дубравина «Истории кота Филофея»?

- Спектакли на свою музыку мы начали ставить не так давно. Сейчас готовим «Алису в зазеркалье» - музыка тоже Максима Ткачука. Мы даже стали пробовать играть спектакли под живой оркестр - очень уж хотелось нашим ребятам во всем быть, как взрослым! А до этого переставили все, что только было можно: «Маша и Витя против диких гитар», «Зайка-выдумщик», «Голубой щенок», «Обыкновенное чудо», «Буратино», «Бременские музыканты» и многое другое, сейчас даже и не вспомнить. Центральное же произведение, которое я лично очень люблю, - мюзикл Э.Л. Уэббера «Кошки». Не так давно мы вернулись к этому сочинению и, основательно переделав его, дали премьеру. Вообще, потянуть такую махину — адский труд. Но студийцы справились. В итоге балетмейстер-постановщик спектакля Анна Антипова представила его как часть своей дипломной работы. На премьеру приехал исполнитель главной роли в московской постановке «Кошек» Иван Ожогин и был удивлен уровнем спектакля. После него он долго общался с ребятами. Это так важно для них и так приятно, когда артисты приходят на их спектакли! Жаль, что наша студия не может себе позволить оформить авторские права на этот спектакль.

- Как раз хотела спросить о юридической стороне ваших проектов. Как вы решаете вопрос с авторскими правами?

- С авторскими правами мы столкнулись не так давно. Начали с «Королевского бутерброда» (это спектакль, который студия представляла на конкурсе «Мы поем оперу»): автор музыки Г.А. Портнов - очень хороший друг студии. Теперь будем оформлять авторские права на камерную оперу С.Баневича «Как включали ночь». Собственно, авторские права - это не так сложно. Главное - все делать честно. Если хочешь играть за деньги - оформляй авторские права, договаривайся с композитором и драматургом. Если же выступления бесплатные, то достаточно пригласить авторов на премьеру - им будет приятно.

- Видела объявление о наборе мальчиков в студию. С этим, конечно, у всех проблемы. Как вы переживаете период ломки голоса у артистов?

- Стараемся заставить их молчать, правда, это не очень получается, потому что на улице и дома они все равно что-то поют. Увлекаем драматическими ролями, в этот период на вокал артисты не ходят, зато все остальные предметы никто не отменял. Но я бы не сказала, что у нас какие-то особые проблемы с мальчиками, - их как раз в нашей студии больше, чем в других, мне кажется.

- Творческий конкурс в студию состоит из басни, песни и игрового стихотворения. Поясните, пожалуйста, что такое «игровое стихотворение»? И, кстати: если ребенок слишком мал и еще ничего не умеет, у него тоже есть шанс?

- Маленький ребенок обычно просто что-то читает. А игровое стихотворение - это веселый стих, который при желании можно разыграть. Что касается шансов, то они есть всегда. Смотришь ведь очень на многое, но главным образом - не столько на умение, сколько на старание. Если у детей есть желание, они потом так раскрываются, как ты вначале себе даже представить не мог.

- Хочется приоткрыть кулисы студии: кто кроме вас занимается с детьми, кто ставит хореографические номера, на ком грим, костюмы, расходы?..

- Что касается команды, то без нее не было бы студии. Все, кто в ней работают, фанаты своего дела. Вообще, наша студия - это что-то вроде большой семьи, где каждый неординарен и все до сумасшествия увлечены театром. Я лично заболела театром еще маленькой девочкой. А как могло быть иначе? Мама и папа, Екатерина и Владимир Удаловы, - актеры драматического театра и кино. Студию вести начинала я одна, потом уговорила маму работать вместе со мной. Сейчас Е.Удалова преподает актерское мастерство и сценическую речь.

Вся административная часть лежит на О.Б. Малевской, хором и вокалом занимаются консерваторцы - Оксана Туфанова и Дарья Ступнева. В этом году Оксана Туфанова с отличием окончила Петербургскую консерваторию - защищала диплом на тему особенностей преподавания в детской студии. Когда я увидела практическую часть - дирижирование академическим хором, мне стало ясно: театр проник в ее сердце навсегда. Она, как настоящий режиссер, поставила всю свою программу - хористы перевоплотились в актеров. На ее занятия дети бегут, как на праздник, хотя она и очень строга. Главная победа Дарьи Ступневой - это поступление ее учеников в этом году на вокальные факультеты. Она замечательный педагог.

Классическую хореографию преподает Э.В. Грудницкая, большой мастер своего дела. Консультироваться к ней приезжают артисты со всего мира. Джазовую хореографию ведет Анна Антипова, о ней я говорила выше. М.С. Добровольская - преподаватель сценического движения и у нас, и в Академии театрального искусства, и в консерватории, и в университете культуры. Сравнительно недавно к нам присоединилась выпускница академии и режиссерского факультета консерватории Виктория Переверзева - второй преподаватель актерского мастерства. Ко всему студии очень повезло с концертмейстерами, это Евгения Немцева и Максим Ткачук.

Гримом и костюмами занимаемся сами. К сожалению, хранение декораций и костюмов - это очень большая для нас проблема, так как в театре хранить все это негде. Вообще, многое делать непросто. Звук, свет, микрофоны - все это стоит денег, а спонсоров у нас нет. Хорошо, что у нас есть наши родители - кто поможет машиной, кто фанерой, кто красками, кто костюмы сшить. В общем, стараемся все вместе. Конечно, и театр нам помогает по мере возможности.

Статус студии таков, что все учебные постановки осуществляются за ее счет. Только поэтому обучение у нас платное. Но если ребенок не может платить, денег с него никто никогда не возьмет, только бы ходил. Я бы очень хотела, чтобы обучение в студии было для всех бесплатным, но сначала надо стать государственным театром. У меня мечта - сделать детский профессиональный театр по принципу Московского детского театра эстрады.

- Анастасия, расскажите о роли преемственности в театре. Ведь ваши артисты играют не только в детских спектаклях, но вводятся и в оперетты с участием знаменитых исполнителей. В частности, выступают в «Графине Марице» Кальмана под «присмотром» Зои Акимовны Виноградовой, Аллы Владимировны Семак.

- Конечно, очень почетно выступать на одной сцене с такими легендарными артистами, как Зоя Виноградова, Алла Семак, Виктор Кривонос, Евгений Тиличеев, Валентина Кособуцкая, Валентина Свиридова, Татьяна Васильева, Вера Васильева, Петр Таренков, Александр Мурашко, Александр Байрон, Марина Уланова... - боюсь кого-нибудь забыть. Это восторг! Еще и потому, что они могут многому научить. Для ребят, вы правы, все началось с «Графини Марицы», потом был «Оливер», который идет до сих пор, были гала-концерты с участием звезд российской и зарубежной оперетты. Я очень благодарна Ю.А. Шварцкопфу за то, что мы в театре и что у многих студийцев есть шанс попасть на профессиональную сцену. В этом году ждем еще несколько крупных репертуарных спектаклей с большим участием детской студии.

- Вы совмещаете работу в детской режиссуре и «взрослой». В чем заключаются различия работы режиссера «детского» и «взрослого»?

- С взрослыми артистами всегда можно сделать профессиональный спектакль, но они так не загораются, как дети, поэтому часто детские спектакли оказываются сильнее по воздействию на зрителя (поверьте, я не говорю о спектаклях для родителей). Дети фантазируют и воплощают многое интуитивно - профессиональные актеры всегда стараются понять, как надо и как верно. Мне трудно сказать, с кем сложнее работать, с профессионалами или с детьми. В обоих случаях интересно.

- Какие тенденции, возникшие в музыкальном театре за последнее время, вы могли бы выделить как основные?

- Чем дальше, тем больше в театре нужны синтетические артисты - это артисты, которые и поют, и играют, и акробатикой владеют, и танцуют. Вот именно этому мы и стараемся наших студийцев учить всему.

- Желаю им успехов в учебе!

Андреас Екатерина
26.11.2012


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии:

елена к | 20.06.2014 16:37

алла если владимир удалов твой папа из новорода то большой привет от елены кочетовой т89158419585

Ответить