< №4 (131) Апрель 2015 >
Логотип
ВСТРЕЧИ В ПЕТЕРБУРГЕ

Виктор Усович: «ИСКУССТВО ДОЛЖНО ЦЕПЛЯТЬ ДО БОЛИ В СЕРДЦЕ»

Шестой сезон Великопостных концертов завершился 25 марта на исторической сцене Академической капеллы Петербурга премьерой сочинения Виктора Усовича «Молитвы последних Оптинских старцев» в исполнении Хора капеллы под управлением Владислава Чернушенко

Тексты, на которые написан этот хоровой цикл, исполнены удивительной глубины, силы и одновременно простоты. Гармоничное соединение сокровенного смысла молитв с искренностью музыкальной интонации создало произведение, которому суждена долгая и счастливая жизнь…

– Виктор Алексеевич, как родилась эта музыка?

– Я вырос в глубоко верующей семье, часто ходил с семьей в церковь, и это просто не могло не повлиять на мое творчество. Практически все русские композиторы обращались к христианской теме в какой-то период своей жизни. В каждой творческой биографии это просто вопрос времени, жизненного и духовного опыта, безошибочного ощущения, когда это пора воплотить. Идея сочинения пришла 50 лет назад. Когда я почувствовал, что готов, то на едином дыхании осуществил свой заветный замысел. Работалось удивительно легко – словно музыка звучала с небес, а я только ее слушал и записывал. Видимо, это и есть вдохновение, и пережить этот миг – величайшая для композитора радость.

– Ваша творческая зрелость пришлась не на самый лучший временной период.

– Я всегда брался за рискованные проекты без страха. Возьмем хотя бы «Собачье сердце» Булгакова. Предупредили – если выберу этот сюжет, то вылечу из консерватории. «Повезло» – текста не нашел. Но когда в 80-е повесть опубликовали в журнале «Знамя» – сразу же взялся за оперу. Ее поставили в Бурятском театре оперы и балета. Эта тема была тогда весьма актуальна. Публика восприняла ее на ура. Еще раньше, в 1976-м, написал рок-оперу «Песнь о Корчагине», и моя трактовка этой темы была в корне отлична от идеологических традиций того времени. Патриотичность – это самоотдача обществу. Композиторская профессия не допускает фальши, неискренности. Тебя должна вести какая-то высшая сила. Если изменяешь себе – это отражается и в музыке, а публика моментально реагируют на это. Кстати, никогда не писал на заказ – мне и здесь повезло.

– Кажется, вы не обошли ни одного жанра.

– Это вопрос профессионализма. Мой учитель Вадим Биберган всегда говорил, что композитор должен быть универсалом, уметь надо все, и я ему очень благодарен. Но мне ближе всего оперный жанр, особенно рок-опера. «Медею» я написал в 1981 году, и она все еще ждет своего часа. В то время я был очень увлечен Вагнером. Использовал прием лейтмотивов, сквозное симфоническое развитие. А в прологе звучит аутентичная греческая музыка, расшифрованная с надписи на древнем надгробии. Это сколия Сейкила, которая относится к I-II векам. Она была высечена на каменной плите в Траллах (Лидия), и текст ее гласил: "Живи, друг, и веселись. Не печалься ни о чем. Наша жизнь коротка, быстротечна, срок нам дан веселиться недолгий». Надпись содержала эпиграф из 12 слов и песню из 17 слов с обозначенной буквами мелодией. На самом верху столпа в эпиграфе указывался автор надписи и цель, с которой он ее сделал. Кстати, многие считают, что сюжет «Медеи» чересчур тяжел даже для наших современников. На самом деле для того, чтобы наступил катарсис, надо пройти через боль. Только тогда будет и свет, и очищение. Искусство должно цеплять до боли в сердце.

– Если говорить о вашем стиле, то в нем прослеживается явный наклон в сторону академизма.

– Мой первый наставник еще в музыкальном училище, Сергей Степанович Манжигеев, – молодой, энергичный – взялся за меня более чем серьезно. Он запирал меня в маленькой комнатке, предоставленной ему училищем, на целый день! Я сочинял фуги, слушал музыку из той огромной коллекции пластинок, которые он привез. Самую разную и очень много. Как-то, спросив о моих музыкальных предпочтениях, он сказал, что эталоном для него всегда был Чайковский. Я это понял уже в зрелом возрасте и, можно сказать, до сих пор учусь… у Чайковского. А еще меня всегда интересовала взаимосвязь между Востоком и Западом, христианством и буддизмом – все это очень хорошо прослеживается в Бурятии. Одно из первых таких сочинений – «Пять стихотворений Ли Бо» 1975 года на тексты китайского средневекового поэта. Далее последовали «Горсть песка», «Бурятские мотивы». Недавно написал цикл на стихи поистине гениального нашего современника – Есугея Сындуева.  Но музыкальным и духовным эталоном для меня служат такие сочинения, как «Всенощная» Рахманинова или «Литургия Иоанна Златоуста» Чайковского. Слушая подобную музыку, отчетливо понимаешь, что народ, имеющий такой музыкальный багаж, просто неуязвим.

Виктор Усович родился в 1950 году. Окончил музыкальное училище в Улан-Удэ и Свердловскую консерваторию. Преподавал в Восточно-Сибирской академии культуры и искусств, секретарь правления Союза композиторов. В течение многих лет занимал пост художественного руководителя Бурятской государственной филармонии. Стоял у истоков создания Детской филармонии. Работает в разнообразных жанрах, в последние годы уделяет большое внимание хоровой музыке.

Виктор Усович

Хомчук Екатерина
28.04.2015


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: