< №4 (98) Апрель 2012 >
Логотип
ЗОЛОТОЙ ФОНД

Михаил РОЖКОВ: «ЛЮБИТЕ НАРОДНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ, ИГРАЙТЕ НА НИХ!..»

«Паганини русской балалайки» - этим эпитетом народного артиста России, кавалера ордена Андрея Первозванного Михаила Федотовича Рожкова неизменно награждают на протяжении всей его огромной жизни. Легендарный исполнитель перешагнул 90-летний рубеж и до сих пор не выпускает балалайку из рук!

Становление. Детские годы

Родился Михаил Федотович Рожков в августе 1918 года в деревне Крюковка Лукояновского района Нижегородской области в многодетной семье и был младшим, восьмым ребенком. В трудные послереволюционные годы семья Рожковых переехала в Нижний Новгород. Бедность, голод, лишения – так проходило раннее детство Миши.

В 1928 г. Михаил попадал в Пионердом имени Ансона – детский дом дневного содержания ребят, о котором сегодня вспоминает так: «Здесь хорошо кормили, одевали, здесь работали кружки: юннатов, фото-кружок, переплетного и столярного дела, музыкальный кружок. Было свое хозяйство – целая ферма. На лето пионердом выезжал в лагерь. Я возглавлял отряд в 50 человек. Дисциплина, ранний подъем, зарядка, постоянная занятость – все это дало заряд на всю жизнь, научило организовывать себя. В пионердоме был оркестр. Играли на домрах, балалайках, гитарах - и по нотам, и по цифровой системе, и по слуху. Руководил кружком Маянский Виктор Александрович».

Ленинград. Музыкальный техникум им. М.Мусоргского

В 1934 г. Михаил поехал в Ленинград и поступил в Музыкальный техникум им. М.Мусоргского.

М.Р.: «Самое интересное и важное – это то, что педагоги, которые меня проверяли, поняли, что перед ними талантливый мальчишка: он мало знает (а я не знал даже нот), но быстро все освоит, всех догонит и перегонит. Они обладали прозорливостью и приняли меня в училище. При поступлении меня спросили: «Кем ты хочешь быть?» – «Я хочу дирижировать оркестром, идти во главе колонны! И сам играть хочу».

Первоначально по уговорам товарищей Михаил начал заниматься на четырехструнной домре в классе Ильина. Но, услышав игру Паши Нечепоренко (позднее народного артиста, профессора), был зачарован звучанием балалайки и перешел в класс балалайки Владимира Иосифовича Домбровского. Михаил Рожков учился по всем предметам на «отлично», чтобы получать повышенную стипендию, учебу сочетал с тяжелой физической работой, а со второго года обучения начал выступать в концертах – так подрабатывал.

У скрипача, соседа по комнате в общежитии, Михаил подглядел упражнения для скрипки Шрадика и начал по ним заниматься, разыгрываться, особенно понравились ему первые 16 упражнений. А после войны предложил своему педагогу Александру Сергеевичу Илюхину в институте имени Гнесиных включить эти упражнения в его очередной репертуарный сборник. Сейчас многие балалаечники и домристы пользуются этими упражнениями.

М.Р.: «В училище я встретился с композиторами Свиридовым, Фридом, оказался в хорошей компании молодых парней и с ними пошел по жизни. Это было очень важно».

Война

М.Р.: «После окончания Ленинградского музыкального училища я встал в строй защитников Отечества. Меня призвали в 1939 году на срочную службу. В призывном пункте спросили, в каких войсках я хочу служить? Только я начал говорить, что хочу в воздушный флот и быть, как мой земляк Чкалов, как здесь достали пакет за подписью наркома обороны Ворошилова с приказом: Михаила Федотовича Рожкова, окончившего музыкальное училище, направить в Центральный дом Красной армии. Так я приехал в Москву и попал служить в балалаечный оркестр, с которым в течение двух лет объехал всю страну.

Заканчивалась срочная служба. Последний концерт мы отыграли в Бресте, в Брестской крепости, и возвращались в Москву. А над нами летели немецкие самолеты, нас они не трогали, они летели бомбить Минск. В Москве мы узнали, что началась война. Нам дали увольнительные всего на три часа: час – к родителям, час – у родителей и час – обратно. Я побывал у брата Бориса, который в это время служил в Москве.

Нас отправили на Калининский фронт к командующему фронтом И.С. Коневу. Мы были красиво одеты, ведь ансамбль в Кремле выступал. Конев посмотрел на нас и сказал: «Ребята, одежку свою снимите и наденьте настоящую поношенную солдатскую робу, никаких парадных мундиров, а то вас немецкие снайперы, как цыплят, перестреляют». Это было в начале войны. Шли бои под Ржевом.

В составе военного ансамбля было 50-60 участников: оркестр, солисты, хор. Такой военный ансамбль на каждом фронте был. Выступали или в лесу, или в медицинской палатке. По войскам ездили на открытой полуторке, чтобы легче было прыгать на ходу. Если нас вдруг обнаруживала фашистская авиация, накрывал мессер – вжи! – все сразу врассыпную: в кусты, в ямы, в лужи, куда придется. Ансамбль участвовал в трех штурмах: первый – штурм Ржева, второй – Духовщины. Духовщина – это был ключ к Смоленску. Третий – штурм Кенигсберга. Вот так! Под Ржевом в деревне Кокашино ансамбль должен был выступать. Но началась бомбежка, кружили мессершмитты, свистели пули. Пришлось отложить в сторону свои инструменты и выносить с поля боя раненых. После боя концерт все же состоялся».

За участие в военных действиях Михаилу Федотовичу вручены боевые награды.

В 1942 году появился яркий дуэт балалаек Михаил Рожков и Геннадий Быков. Обработки и переложения для ансамбля делали вместе.

М.Р.: «Я объявлял так: «Русская народная трагическая мелодия «Жил-был у бабушки серенький козлик». Мы изображали, как бабушка потеряла козлика, волки набросились… Потом играли «Гоп, мои гречаники». Здесь мы играли так: сначала только левой рукой, потом балалайки очень ловко передавали друг другу во время игры. Еще играли русскую песню «Час да по часу». Мы надевали специальные рубашонки, длинные русские. Хохот стоял!.. Я впервые увидел, как люди могут смеяться! Мы ведь тогда смеяться разучились».

Фронтовые концертные ансамбли, бригады выполняли очень важную и непростую миссию в годы войны. Перед лицом близкой смерти, когда страх, боль, страдания могли в любую минуту овладеть каждым, необходимо было укрепить, поднять дух бойцов перед сражением. Да и после сражения нужна была эмоциональная поддержка, разрядка.

Ансамбль выступал и в Берлине. Конец войны – Кенигсберг, Рига. После демобилизации «стариков» Михаил Рожков становится художественным руководителем ансамбля, который к тому времени назывался Ансамблем Прибалтийского военного округа, и в Риге работал под началом маршала И.Х. Баграмяна.

М.Р.: «Недавно (в марте 2012 года – Е.И.) была наша встреча с друзьями из фронтового оркестра: Гриша Фрид, Васька Рыськов, Митрофанов…»

Учеба, работа

После войны Михаил Федотович Рожков демобилизовался и вернулся в Москву. Стал работать в Москонцерте. В 1948 г. в ГМПИ им. Гнесиных открылась кафедра народных инструментов, куда и поступил бывший фронтовик, - в класс балалайки Александра Сергеевича Илюхина. В те годы вместе с Михаилом Рожковым в институте учились Мотов, Сурков, Гаврилов, домрист Александров.

Будучи студентом пятого курса, Михаил Федотович начал в институте Гнесиных педагогическую деятельность, совмещая ее с работой в Москонцерте. Но преподавание не увлекало, и пришлось его оставить. Некоторое время Рожков руководил Эстрадным оркестром Москонцерта.

В 1956 году появился дуэт Михаил Рожков и Георгий Миняев. Это был первый профессиональный дуэт балалайки и гитары. Прекрасно сочетались два струнных инструмента, создавался гармоничный сценический образ: темпераментный Михаил Рожков и подчеркнуто сдержанный Георгий Миняев. Многие люди старшего поколения помнят замечательные телепередачи «Музыкальные встречи», в которых также участвовал и этот дуэт. Михаил Рожков рассказывал о балалайке, отвечал на вопросы слушателей. А затем исполнялись концертные пьесы. По ходу игры Михаил Федотович называл приемы игры и виртуозно исполнял сложнейшие пассажи или выкрикивал слова песни, декламировал.

На протяжении продолжительной концертной деятельности Михаилу Федотовичу Рожкову приходилось выступать в дуэте с фортепиано, гитарой, баяном, арфой. И все же струнные инструменты более близки по звучанию. А такие инструменты, как балалайка и гитара, всегда удобны в поездках - взял и поехал на любой концерт.

Мне довелось в конце 60-х годов и позже бывать на разных концертах с участием Михаила Рожкова, слушать записи его выступлений. Это, пожалуй, самый яркий, самый самобытный и запоминающийся артист-балалаечник.

Балалайка Михаила Рожкова звучит во многих отечественных фильмах, более чем в 50-ти. Вот некоторые из них: «Война и мир», «Течет Волга», «А зори здесь тихие», «Простая история».

Нужно ли исполнять на балалайке классическую музыку?

В концертном репертуаре Михаила Рожкова преобладают обработки народных песен и популярные мелодии советских композиторов. Но Михаил Федотович играет и классику - например, «Танец с саблями» Хачатуряна или «Пассакалию» Генделя. По этому поводу он говорит: «Я считаю, что классика вовсе не нуждается в популяризации средствами народных инструментов – у нее достаточно своих совершенных исполнителей, играющих на тех инструментах, для которых и написаны эти произведения. Обращаясь к классике, мы должны, прежде всего, думать об обогащении палитры звучания наших инструментов. Но у той же балалайки есть свои неоспоримые козыри, преимущества - используйте их! Играйте мелодии, близкие натуре, природе своего инструмента, и люди получат огромное удовольствие».

Пожелание юным балалаечникам

В 2001 году состоялся I Нижегородский открытый конкурс юных исполнителей на балалайке и ансамблей народных инструментов им. М.Ф. Рожкова. И уже стало традицией проводить его каждые три года.

В своем обращении к юным балалаечникам Михаил Федотович сказал:

«Дорогие ребята, любите народные инструменты, играйте на них!

Я тоже был мальчишкой. Сначала осваивал науку музицирования - потом ее демонстрировал: виртуозно играл, и зал мне аплодировал сильно. У меня был хороший репертуар. Я выбирал веселые пьесы, плясовые наигрыши. Музыкантам, которые обучаются сейчас, советую: овладевайте своим инструментом, звуком, репертуаром так, чтобы народ любил вас слушать. Мое умение выступать перед слушателями очень помогло мне в жизни. Я прошел с балалайкой по всей стране и за границей бывал - везде с огромным успехом, а это не так просто.

И вот я до сих пор играю на балалайке. Мне 93 года, а я продолжаю музицировать. Я каждый день встаю, беру балалайку и стучу по струнам – набиваю пальцы. Надо, чтобы были мозоли на левой руке и большой мозоль на правой, которой я бью по струнам. У меня такое искусство – бить по струнам. А балалайка - она не только звенит, поет. Она озорничает, пляшет вместе со мной. Это очень веселый инструмент!..»

Короткова Е.
12.04.2012


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: